Пленники Морфея

Plenniki Morfeya, audiobook . ISDN68753592

Robb Yan

Genre:adventure books

Language:Russian

Type:Ebook

The year of publishing:2023

Price:Is free

Reviews:Add a review

  • Add a review
Пленники Морфея
Robb Yan
Жизнь бросила лейтенанту Джану вызов, который он вынужден принять. Ему предстоит пройти через многие испытания, чтобы получить ответы на вопросы, оставшиеся открытыми после неожиданного исчезновения всех людей. Но одиночество далеко не самое страшное, что его поджидает. Поистине опасные вещи находятся не снаружи, а внутри самого лейтенанта…

Robb Yan

Пленники Морфея

Глава I

Начало конца
– Говорит лейтенант Джан. Куда все подевались? Никто не берет телефон, – сказал я по рации. – На связи лейтенант Джан. Отзовитесь! Прием! – в ответ лишь белый шум.

Сам не знаю как, вчера я уснул за бумагами у себя в кабинете. Мне приснилось, что я выпрыгнул из окна. Собственно, из-за чего и проснулся. Часы били десять. Протерев глаза и широко открыв их, я обнаружил пустующий полицейский участок. Мало того, что никто меня не разбудил, так еще и все куда-то запропастились. Сначала мне показалось, что это просто розыгрыш, ведь у меня день рождения. На тот момент мне пока не было известно, что на улице меня ждет то же самое. Сказать, что я был ошарашен – ничего не сказать.

За первый день мне удалось сделать пару кругов в городе, однако не нашлось ни души. Я кричал, как можно громче, но всякий раз мой зов оставался без ответа. Мой план: периодически выходить на связь и поддерживать радиовещание, в надежде, что кто-нибудь услышит.

Сон у меня был не из самых лучших. На второй день погода выдалась ужасной, поэтому отпало желание покидать полицейский участок. Я пытался сконцентрироваться на проблеме, и понять, что же все-таки произошло, но мои первобытные потребности не давали покоя. Желудок не видел еды еще со вчерашнего утра. Я отправился искать еду в столовой, но кроме вчерашнего хлеба и испорченной гречки не обнаружил ровным счетом ничего.

Выбирать не приходилось. Взяв из шкафчика теплую куртку, я вышел на улицу, где шел то ли дождь, то ли снег. А еще этот ветер бушевал так, что я был готов продать душу за потрепанную вонючую шапку, лишь бы уши остались в тепле. Конечно, странно наблюдать такую погоду в середине июля, но этому стоило удивляться в последнюю очередь.

Сначала, казалось, вместе с людьми исчезли и все животные, но по дороге в магазин, я заметил свежие кошачьи следы, которые еще не успели наполниться водой. Вдобавок, миг спустя увидел голубей в дали. Правда, их что-то спугнуло, и они улетели.

К великому удивлению, двери магазина были настежь открыты. На всякий случай я достал пистолет, предварительно сняв его с предохранителя. Руки у меня дрожали. Не буду скрывать, они дрожали именно от страха. Меня пронзило чувство одиночества при осознании, что, возможно, мои опасения напрасны, ведь все исчезли… все исчезли, кроме меня. Но может это я исчез, а не они? Повернул в какой-то момент не туда, а мир течет по тому же руслу, что и раньше, только без меня. Я стоял, как вкопанный около десяти минут, сочиняя гипотезы и оторвался от них, лишь когда из магазина донесся звук необычайной громкости.

Услышав звуки, мне расхотелось заходить туда. С другой стороны, там мог оказаться человек, а такую возможность не стоило упускать.

Собрав волю в кулак, я устремился внутрь. Еще с порога в глаза бросились обвалившиеся друг на друга полки, которые, вероятно, и служили источником того странного звука. Но кто устроил этот беспорядок, так и не удалось выяснить. Зато удалось закинуть в тележки еды на целую неделю. Все оставшееся, за исключением содержимого консервных банок, к тому времени, к сожалению, уже испортится.

На сей раз я не стал возвращаться в полицейский участок. Все, что мне было нужно, давно находилось у меня. Тем не менее, в ближайшее время стоит заглянуть туда с несколькими сумками, и очистить весь оружейный склад. Что-что, а сороковой калибр в руках придает уверенности в любой ситуации.

Домой доехал на машине. До меня доперло, что некоторые из них, как и здания в городе, могут быть открыты. Предполагаю, люди испарились по щелчку примерно вечером, поэтому многое осталось мне даром. Но удивляло одно: где разбившиеся машины, самолеты и все остальное, оставшееся без присмотра в момент их работы? По идее, сейчас на планете должны быть многочисленные авиакатастрофы, автомобильные аварии, в общем, полная разруха. Но, мне почему-то кажется, что этой историей движут отнюдь не логика и рациональность. Оттого я оставил подобные размышления на потом.

Лучше дома места не найдешь, особенно моего. У меня куча вещей на все случаи жизни. В гараже сотни инструментов, выговаривая названия которых, можно запросто сломать язык. Конечно, раз цивилизация исчезла, то все вокруг теоретически мое, но радует, что нужное уже под рукой. К несчастью, добрая половина этих вещей не заработают без электричества, а оно исчезло в первые двадцать четыре часа. Теперь я осознал, насколько мы от него зависим. Надо попробовать найти, что-то вроде генератора. Надеюсь, удастся его отыскать раньше, чем мое тело окоченеет от холода.

Прошла целая неделя, за которую я поневоле привык к сему хаосу. За это время мне довелось узнать много полезной информации и разобраться в приоритетах. Вода и еда должны всегда оставаться на первом месте по понятным причинам. Также нельзя забывать про лекарства. Естественно, через несколько лет истечет срок годности и лекарств, и консервных банок, но до тех пор ими не стоит пренебрегать.

Домашние животные скоро начнут дохнуть одна за другой в запертых квартирах. А выжившие примут участь бродячих зверей. Нормальной еды больше нет, поэтому единственное, что остается нашим плотоядным любимцам – есть других животных. И тут встает вопрос приспособленности. С трудом верится, что чихуахуа со своими маленькими лапками способна хоть что-то противопоставить немецкой овчарке. Скорее, она пойдет на пропитание именно таким крупным породам.

Погода с каждым днем становилась все хуже. Не понимаю, как отсутствие людей повлияло на нее, но июль полностью превратился в март, заставив задуматься об отоплении. Никогда прежде я не был так рад дедовской печке.


Глава II

Наедине с собой
До недавних пор мне безумно нравились тушенки, паштеты и все в этом роде. Теперь же, когда я вынужден есть похожее каждый день, при их виде тянет блевать. Какое бы у вас не было любимое блюдо, если вы его будете есть каждый божий день, то рано или поздно вкус потихоньку потеряет контраст, а затем и вовсе станет противным.

Этот месяц мне показался годом. Дни шли, и вместе с тем угасала надежда, надежда найти хотя бы одного человека. Я нуждался в присутствии другой личности. Да черт, я обрадуюсь даже обществу Галлахера. Он один из наших стажеров. Галлахер, скажем так, немного того… Иногда он был противен, иногда смешон, однако никогда полезным. Вот сломается, допустим, стул, и все уже знают, что виноват Галлахер. Он часто косячил, но порой ему попадало просто так. Однажды ему поручили принести документы одного преступника. Видать, Галлахеру давалось трудно не только мыслить, но и слушать. Иначе, как объяснить то, что он принес в участок не документы преступника, а привел его самого. Не знаю, каким боком ему это удалось. Если честно, мне было жаль этого добряка, и одновременно с тем я ему завидовал. Понятно, почему к нему проявлялась жалость, но вот завидовал я, совсем за другое. Дело в том, что дуракам живется легче. У них нет забот, нет тревожных мыслей про бытие, их не волнует мнение остальных, а маленькая бабочка, рисующая круги в воздухе, способна растянут улыбку до ушей.

Хоть мне и скучно одному, но временами я посещаю местный развлекательный центр, застревая там на весь день. Тут тебе и бильярд, и боулинг, и кинотеатр, и теннисный корт, и баскетбольная площадка вместе с футбольным полем, словом, все радости жизни в одном флаконе.

Одиночество научило меня радоваться мелочам. Вчера, возвращаясь из развлекательного центра, зарядил кирпичом прямо в лобовое стекло новенького Мерседеса. Не представляете какое блаженство! Затоптал дорогущий смартфон, поджег чей-то дом, и наконец первый раз курнул травку. Вроде бы, такое поведение не подобает полицейскому, но знаете, мне уже как-то плевать.


Глава III

Не собака
Случилось самое страшное: сломался генератор. Не знаю, что с ним стало, но он больше не работает. Попробовав найти поломку, и исправить, я лишь потратил день зря. Этот генератор, найденный мною во время одной из вылазок, здорово помогал мне. Кроме вырабатывания электричества, он еще и умел отгонять своим шумом диких зверей, которые нередко появлялись в городе. Я жил на окраине Техаса, природа неотъемлемая часть этого штата, поэтому, в отсутствии людей, животные решили освоить первым делом именно города Техаса. Вообще, зная список здешних хищников, я собирался уехать ближе к центру.

Я поехал искать новый генератор, но по дороге меня резко переклинило. Ко мне вернулось желание покинуть город. Новенький Джип подо мной, на заднем сидении несколько стволов, осталось захватить из магазина еды да лекарств, и можно пуститься в дорогу. Было жалко оставлять все добро, но в нормальном городе, куда я и держу путь, реально отыскать все то же самое в гораздо лучшем состоянии.

Сначала намеревался заселиться в Остине, столице Техаса, тем не менее потом мой выбор пал на Даллас. Он намного ближе. Да и чем больше город, тем больше возможностей.

Залил бензин до краев бака, так что должно хватить надолго. К тому же, в багажнике еще целых две канистры. По моим подсчетам до Далласа около шести часов езды, если обойтись без остановок.

Спустя два часа меня одолела скука. В бардачке я нашел несколько дисков с музыкой. Перебрал все семнадцать, (да, я их считал) но никакой из них не соответствовал моим предпочтениям, хоть я и меломан. Все же звук мотора приятнее этого дерьма.

С музыкой не вышло, поэтому пришлось отвлечь себя мыслями. Я стал подробно вспоминать тот проклятый день исчезновения людей. Самое странное в этой истории то, что все интересное произошло, когда я спал. Зашел к себе в кабинет, сел на кресло, и отключился, а проснувшись, обнаружил опустевший полицейский участок. Вот тебе и подарок на день рождения. Кстати, я только в момент отъезда вспомнил, что подарки от сослуживцев так и остались запечатанными лежать у меня под столом. Они подарили их на день раньше, потому как я взял отгул. Интересно, что в них было…

Солнце давно скрылось за горизонтом. Забыв о думах, я потихоньку отдавался сну. Мне не надоело жить, поэтому решил притормозить, и выспаться, как следует. Несмотря на то, что машин в движении не было, я по привычке хотел прижаться к обочине. Завернув руль вправо, я собрался затормозить, но за секунду до того, как моя нога коснулась педали, что-то попало под машину, с дребезгом ударяясь о дно. «Вероятно, несчастная собака нырнула мне под колеса» – подумал я. Полностью остановившись, я вышел из машины и, светя фонариком, зашагал по следам свежей крови. Это была не собака… и даже не олень. На орошенном кровью асфальте лежало бездыханное тело человека!


Глава IV

Иной
Крови было много. Тело сильно изуродовалось, да так, что его не опознали бы даже родители. Мне поплохело, я припал к земле, схватившись за голову. Много в кого доводилось стрелять, и много кого сбивать, выполняя долг, но это… это мое первое убийство. При службе, казалось, что я готов к такому. На деле все вышло иначе: страх поразил, паника накрыла, а совесть добила окончательно. Наконец повезло встретить живого человека, и в следующую же секунду я лишаю его жизни. Какова вероятность, если задуматься? Вероятность, что два, возможно, последних, оставшихся на земле человека, встретятся подобным образом. Да разве такое назовешь встречей!

Но самое страшное то, что я просто уехал. Просто уехал! Я ненавижу себя за это, мне стыдно даже смотреть в зеркало. Но я не мог. Не мог прикоснуться к нему, ведь это было выше моих сил. Мне с трудом удавалось держать на нем взгляд, а о том, чтобы похоронить его, и речи быть не могло. Да, лейтенант Джан – трус.

Даллас уже простирался у меня под ногами, однако прежний энтузиазм ослаб. Лучше бы я исчез вместе со всеми. Кому нужна такая жизнь? Точнее это вовсе не жизнь, а выживание. Построй то, найди се, почини другое! Я не знаю к чему иду и зачем все. Жить, чтобы просто жить? И ничего больше? Человек не для того создан. Он не животное. И, к сожалению, все, что я делал, это лишь утолял свои животные потребности.

Был момент, когда я только ел, пил и спал. Меня съедала апатия, против которой не попрешь. Поверьте, знаю, о чем говорю. Чуть дашь слабину, и она живо тебя утащит туда, откуда мало кто возвращается.

Сентябрь пролетел незаметно, ровно, как и октябрь, ноябрь, декабрь… и год. Зимой я жил в доме с электрическим отоплением. Генераторы пахали на славу. В это время года в Техасе обычно не так холодно, по сравнению со странами Азии, к примеру. Да если бы я не вел счет времени, сомневаюсь, что мне бы удалось определить месяц на дворе, ведь погода была одинаково паршива и летом, и зимой. С того момента не проходило ни дня без ветра или дождя, а солнце не видно целых дохрена дней.

Однажды вечером, отправившись за бытовыми товарами, я заметил человека за переулком у магазина. Человека! Представляете? «После стольких месяцев ожидания, явилось мое вознаграждение» – подумал я. Моя безграничная радость выливалась из меня, я был готов расцеловать его. Тем не менее с огромной осторожностью я позвал:

– Эй, друг!

Силуэт в ночи обернулся ко мне.

– Я не враг тебе, – продолжил я, – мне безумно приятно снова встретить человека на этой богом забытой планете.

Силуэт громко рассмеялся.

– Планете? – спросил он. – До чего же ты глуп, лейтенант Джан!

– Но я не назвался. Откуда ты знаешь…

Он вышел на свет, и лицо его показалось, как на ладони. От увиденного мои колени снова оказались прибиты к асфальту.


Глава V

Отражение
Прописывая себе пощечины, я пытался убедиться в реальности происходящего. Мои надежды канули в Лету: это не сон. Передо мной явилась полная копия меня. Те же черные слегка длинные волосы, тот же прямой нос, шрам на левой щеке и те же зеленые глаза. Единственное, чем он отличался, так это единицей, вырезанной на лбу. Меня поразил страх, сильнее, чем год назад на дороге. Сильнее, чем когда-либо. Я боялся даже двигаться или говорить.

– Жалкое зрелище. Ты и впрямь не понял еще или просто притворяешься? – спросил он.

– Т-т-ты – это я? К-к-как? – невнятно пробормотал я.

– Т-т-ты, к-к-как. – передразнил он меня, – Вероятно, ты самая жалкая сторона Джана. Ну же, оглянись, глупец. Разве не ясно где мы? Тебе не знаком тот магазин? Да-да, он из нашего родного города. И что же он делает в Далласе? А вон та кошка под фонарем? Вау! Это же твоя, давно пропавшая кошка. Наша кошка.

– Все равно ничего не понимаю, – я весь дрожал уже не от страха, а от неведения. Сказанное им, было чистой правдой. Магазин и кошу я видел не впервые.

– И не надо, ведь на сей раз ты умрешь взаправду!

Не успел я опомниться, как он достал оружие, направив на меня. Мое лицо превратилось бы в дуршлаг, не появись третий «я». Он приставил пушку к его виску и спокойным тоном приказал:

– Опусти ствол!

– О, еще один слабак нарисовался. Тебя-то знаю намного дольше.

– Я не горю желанием пачкать руки. Но если выбирать между ним и тобой, то выбор очевиден. А теперь брось ствол и уходи прочь.

Швырнув пистолет наземь, он начал уходить, как ему велели.

– При следующей нашей встрече, ты горько пожалеешь, что отпустил меня, – с этими словами он исчез во мраке.

Другой «я», подал мне руку и помог подняться. В глазах все двоилось, я еле стоял. Сквозь невообразимый страх и негодование я вымолвил:

– Спасибо.

– Пожалуйста, – сказал он.

– Объяснишь, что тут творится?

– Зависит от твоего ответа.

– К-к-какого?

– Считаешь ли ты себя хорошим человеком?

– Не знаю, может да, может нет. Сложно дать однозначный ответ на подобный вопрос.

– Назови один самый хороший и один самый плохой поступок за период проживания здесь. Тогда станет ясно, кто ты есть.

Я не знал, что ответить. Но, нутро подсказывало, что врать не стоить. Этот «я» внушал мне доверия.

– По мере возможности, я разбивал окна в домах, где были заперты животные, иногда выламывал двери. А плохое… – Меня терзали сомнения. Тем не менее хватило смелости высказаться. – Я случайно убил человека.

– Хорошо.

– Хорошо?

– Хорошо, что не скрыл этого. Теперь иди за мной. Я всё объясню.


Глава VI

Банка кофе
По дороге в его убежище он предупредил кого-то обо мне по рации. Пройдя по длинному коридору, мы очутились в гостиной, где еще один «я», сидя на диване, точил ножи. Его существование меня уже не удивило. Я быстро догадался, что моих копий не мало, и мне захотелось узнать точную цифру.

– Сколько всего существует Джанов? – резко спросил я, после того, как поприветствовал.

– Несколько сотен, если говорить про известных нам. Не понимаю, как ты за год не столкнулся с ними. – сказал, сидящий на диване. – Кстати, зовут меня Аскук.

– Мы взяли себе имена для ясности. – подхватил тот, который меня спас. – А мое имя Финн.

– Мне тоже надо придумать имя? – спросил я.

– Да.

В голове сидело ровно ноль идей. Я, словно, забыл все существующие имена. В тот момент мой взгляд упал на банку с кофе. На ней красовалась надпись на итальянском «Vero caff?».

– Отныне я Веро.

Не знаю, что означает «Vero». Вряд-ли производитель написал бы плохое слово на своем товаре.

– Хорошо, Веро. Можешь располагаться, скоро тебе все станет понятно. Но, не дай Бог я замечу гниль с твоей стороны. Думаю, ты в курсе, что произойдет.

– Пусть лучше умру, чем насолю человеку, спасшему мне жизнь. Знай, я безумно тебе благодарен, Финн.

– Я спокойно впустил тебя в наш дом, так как ты, судя по всему, еще не осознаешь, где находишься. Ты, как чистый лист. Тебя будет легко наставить на правильный путь.

– Ну так где мы?

– У себя в подсознании или что-то в этом роде. Один понял с первых минут, второй только сейчас, а иные блуждают в ней, не подозревая ни о чем. Я догадался только спустя два месяца, когда наконец до меня дошло, что все вокруг я уже видел. Каждый дом, каждая машина, каждое животное мне были знакомы. Конечно мы помним не все, нашедшее здесь пристанище, но любая вещь, попавшая в область восприятия наших органов чувств, врезается в подсознание и надолго остается там.

– А по…

– Почему нас так много? Я и Аскус, как не странно, внешне похожи, и различаем друг друга от чужаков только по одежде и шрамам, которые оставили намеренно. Я добавил к уже существующему шраму на щеке одну перпендикулярную прямую, а Аскус две. В одной большой группе принято вырезать себе номера на лбу. Несмотря на это, все Джаны отличаются, вдобавок характером, поведением и мировоззрением. Большинство, в которое мы не входим, считают, что мы тут оказались не случайно. Якобы мы здесь, чтобы из многочисленных сторон Джана, выжил лишь один. Тогда время снова продолжит течь по своему руслу. Единственный оставшийся в живых проснется, и на сей раз мир будет не пуст. Именно поэтому одна из сторон Джана, встретившая тебя у переулка, желала твоей смерти. И все же, точного ответа на твой вопрос нет ни у кого.


Глава VII

Теория последнего
В тот день Финн рассказал мне многое. Например, что они носят каждый день однотипную одежду. Аскук вечно в красной клетчатой рубашке, а Финн в черной кепке и черной футболке. У Аскука полно красных клетчатых рубашек, а у Финна черных кепок и футболок. Так они узнают друг друга даже издали, когда нет возможности взглянуть на отличающий шрам на щеке. Еще, стало известно, что пару сотен радикальных личностей собрались в группу. Главенствует этой бандой именно тот «я», напавший на меня. Имя ему Зен. Мне не повезло оказаться на его территории, благо Финн разгуливал рядом в поисках припасов.


Конец ознакомительного фрагмента.
Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=68753592) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
Read completely