Любовь вне Времени

Lyubov vne Vremeni, audiobook Eli Bezumovoy. ISDN67050312

Эля Безумова

Genre:love fantasy

Language:Russian

Type:Ebook

The year of publishing:2023

Price:Is free

Reviews:Add a review

  • Add a review
Любовь вне Времени
Эля Безумова
Что красивая и сексапильная Нинка в нём нашла, парень искренне не понимал. Кроме физики и радиоэлектроники интересов в голове не было. Но девице удалось разбудить мужскую составляющую студента, и он влюбился. Влюбился той первой любовью, когда кажется, что навсегда, навеки… Но это вам не 21 век, и жизнь в Храме многому научила. Хочешь выжить в варварском 12ом – кусайся, нападай, не давай в обиду не себя, не свою любимую… Жрица тем временем склонилась над чашей с жидкостью и начала что-то шептать. Это было похоже на заклинание, которое она повторяла снова и снова. Тембр её голоса то набирал силу, то понижал своё звучание. В конце концов перешёл в протяжный вой. Вой раненной волчицы…

Эля Безумова

Любовь вне Времени

Посвящается моему дорогому отцу, пропавшему без вести в 1994 году.

ЧАСТЬ 1.

Тимофей.


Глава 1.


Тимофей вырос в спокойной интеллигентной семье, папа – хирург, мама – преподаватель истории в школе. Он был единственным ребёнком и потому, как говорил сосед дядя Коля, любивший хорошо выпить: «Тебе Тимон вседуют в попку!»

Тимон, так звали его родители. Тимон, так звали его во дворе, в классе, в институте. Тимон, так ласково звала его Нинка…

О, Нинка, недосягаемая мечта всего института, а досталась ему – отличнику, зубриле и зануде.

Как она вообще попала в высшее учебное заведение, никто не знал. По её красивому лицу шла бегущая строка: «Я дура, я дура набитая…»

Когда сын привёл её знакомиться с родителями, мать сказала: «До безобразия глупа!». Отец тут же парировал: «До безобразия красива!»

Что красивая и сексапильная Нинка в нём нашла, парень искренне не понимал. Кроме физики и радиоэлектроники, интересов в голове не было. Но девице удалось разбудить мужскую составляющую студента, и он влюбился. Влюбился той первой любовью, когда кажется, что навсегда, навеки…

Сыграли свадьбу, мать с отцом сделали подарок – однокомнатную квартиру, чему молодая жена была несказанно рада. Вскоре обнаружилось, что до безобразия красивая Нинка, ещё и до безобразия неряшлива. Тимон тактично делал замечания, мол непорядок в доме, всё разбросано, нет уюта. На что слышал нетактичный ответ:

– Не позволю быту убивать мою красоту!

Приходилось безропотно самому убираться, стирать и даже готовить еду. Домашний труд был вознаграждён ночами! Нинка выделывала такие па в постели, что мужу казалось, это не его родная жена, а зашедшая на огонёк проститутка. Вот так и жили! Друзья завидовали Тимону – институт он закончил с красным дипломом, поступил в аспирантуру, умудрился даже выкроить время для кандидатской. Да тут счастье в семье – дочка родилась, Лиза.

Новоиспечённый отец бежал с работы домой, успокаивать орущую Лизу, которая не хотела брать грудь, и орущую Нинку, она не хотела давать грудь, боялась обвиснет. Стирал пелёнки, варил каши, кандидатская отошла на второй план, а может и на десятый.

– Привёл непутёвую в дом, кроме косметики и тряпок ничего не интересует, даже собственная дочь! – плакала мать.

Сын защищал жену, как верный пёс! Но в глубине себя подумывал, что Нинка изменилась. Знаменитые па в постели прекратились, мол голова болит от Лизкиного ора, а затем и вовсе сошли на нет.

У мужчины была одна радость – дочка, вторая радость – физика. Со временем к красоте супруги он привык и даже пропускал мимо ушей намёки друзей, рога она тебе наставляет. А вот, к беспорядку в квартире, привыкнуть так и не смог. В семье начались скандалы. Нинка совсем забросила хозяйство и всё чаще не ночевала дома. Правда к семи утра всегда возвращалась, врала, что была с подругами на ночной дискотеке. Муж верил, уходил на работу, но сердце по дочке ныло, как она там с неответственной мамашей?!

Однажды не вытерпев, в обед пришёл домой. Лиза голодная, в сырых колготках, ползала по полу и плакала. Мать – кукушка спала себе преспокойненько на диване. Назрел вопрос о разводе! Жена была согласна, но Тимон не мог оставить дочь. Взамен красивая и корыстная Нинка, запросила квартиру.

Так через три года счастливой супружеской жизни, горе – физик с годовалой дочерью на руках, оказался в родительском доме.

*****

Бабушке пришлось уйти с работы и заняться воспитанием внучки.

– Сиротинка ты моя! – прижимая к себе ребёнка, причитала Зоя Фёдоровна, – родила непутёвая и бросила. Говорила я твоему отцу: «Сгубит эта женщина, и тебя сгубит, и дочь! А ну, если в неё пойдёшь?! Такая же бестолочь и гуляка будешь?!»

Девочка, ничего не понимая, улыбалась беззубым ртом и тянула ручонки к бабушкиным фиолетовым бигуди, наспех накрученным на волосы. Через три месяца, когда Лиза назвала бабушку мамой, сердце Зои Фёдоровны вконец оттаяло:

– В нас ты будешь – умная, интеллигентная, воспитанная! Ничего, вырастим…

Так и жили. Мужики работали, мать вела хозяйство и нянчилась со внучкой. Тимон защитил кандидатскую, время шло и страсти потихоньку улеглись. Но как сказал классик, каждая семья несчастлива по – своему.

Когда Лизе исполнилось два года, заболел дед. Банальная простуда обернулась пневмонией, а затем и летальным исходом. На похоронах коллеги – врачи сетовали, мол не уберёг себя, рано ушёл, сгорел на работе. Мать шла за гробом с каменным лицом, ни слезинки. А Тимофей пытался принять горькую правду, он теперь один мужик в семье и в ответе за самых дорогих ему женщин, мать и дочь. Именно Тимофей! Со смертью отца, Тимон остался в прошлом…

Прошло полгода.

Однажды ночью раздался звонок. Чертыхаясь, Тимофей наспех обул тапочки и поторопился к входной двери, Лизу разбудят.

О, Боже, Нинка! Избитая до неузнаваемости, вместо глаз две фиолетовые картофелины, из носа течёт кровь, одежда рваная. Подвинув с порога бывшего муженька, застывшего в изумлении, женщина бесцеремонно шагнула в квартиру.

– Мать не буди, испугаешь… – процедила она сквозь зубы и прошла на кухню. Тимофей покорно пошлёпал за ней.

– Выпить есть? – нагло спросила ночная гостья и плюхнулась в грязных джинсах на стул.

– Где – то спирт был, от отца остался… – засуетился Тимофей.

– Жрать тоже хочу! – Нинка смотрела злобно, словно заранее обороняясь.

На кухню вошла Зоя Фёдоровна. Не проронив не слова, поставила на стол склянку со спиртом, порезала колбасы и даже достала банку с лечо. «Не кдобру это!» – сын покосился на лечо. Этот вид домашней заготовки, мать делала сама и ставила на стол только дорогим гостям. Нинка проглотила рюмку, потом вторую. Свекровь сидела напротив молча, с каменным лицом. Вдруг её губы зашевелились:

– Закуси и рассказывай! – ледяным тоном произнесла Зоя Фёдоровна.

Сноха торопливо, дрожащей рукой стала засовывать в рот кусок колбасы. Затем опустила глаза и заплакала. Ей было стыдно…
Глава 2.

История такая. Когда Нинка осталась одна, радости от свободы не было предела. В квартире стали появляться новые люди и все почему – то с вином. Она пила с ними и смеялась, но контроля не теряла, приглядывалась.

Мечта у неё была с переходного возраста – встретить Принца на белом коне, он заберёт её к морю и будут жить они, как в сказке. К сожалению, среди новых друзей Принцем даже не пахло.

И вот через год разгульной жизни, Небеса услышали её, сжалились, и встреча случилась! Где бы вы подумали, у мусорного бака…

Как- то утром, в тапках на босу ногу, с помятым после попойки лицом и адской головной болью, Нинка вышла во двор своего дома. В руках у неё был пакет с пустыми бутылками. Около мусорного бака стояла большая чёрная машина, из багажника которой Арнольд Шварценеггер вынимал забитые чем-то коробки и ставил рядом. Утро было солнечным, его мускулы в майке – борцовке переливались на загорелом теле.

– Вот он, Принц, я его узнала! – пропело внутри, да так громко, что захотелось заткнуть уши. Во рту стало сухо, то ли от волненья, то ли похмелье заявило о себе. Нинка, как вкопанная застыла на месте. Мужчина не замечая постороннего наблюдателя, словно пританцовывая накачанными ляжками, на которых в облипочку сидели голубые джинсы, продолжал заниматься своим делом. Выгружена последняя коробка.

– Вам помочь? – бархатный голос Шварценеггера проник в желудок, пощекотал под рёбрами и растёкся по всему животу. Нет, не растёкся… затрепетал бабочками в каждой клетке женского тела.

– Нет, нет…я сама! – смущаясь своего помятого вида, Нинка торопливо сгрузила пустые бутылки и поспешила домой. Не в таком виде встречают Принцев!

– Гости были? – Арнольд ласково улыбнулся.

– Много… – пришлось прибавить шаг. Впервые за последний год было стыдно за своё похмелье.

– Да подождите вы! Как зовут неземной красоты женщину?!

– Нина… – не узнавая себя, тихо прошептала она.

А дальше пять месяцев сказки.

Принца звали Роман. Вечером он приехал в гости.

Нинка целый день мыла квартиру, прихорашивалась и готовила. Мужчина занимался продажей овощей и фруктов, держал торговые точки на рынках.

Родом он из Анапы, приехал покорять Москву, снимал квартиру. Сначала работал продавцом, ну а потом подкопил денег и открыл свои продуктовые палатки. Дела так хорошо пошли, что приобрёл дорогую машину. Сейчас в проекте стройка магазина. Хотя нет, не магазина…супермаркета! Земля уже приобретена в собственность. А то, что тело красивое, так Роман не пьёт, не курит, занимается спортом. Вот это жених!

Через две недели встреч Роман перебрался жить к ней в однушку.

Бывшие дружки быстро отвалились, и Нинкина квартира превратилась в Дворец Любви. Роман был очень воспитан и обходителен, а в кровати настолько ласков, что её знаменитые па даже не пригодились. Она чувствовала себя с ним девочкой, во всём слушала, ни в чём не перечила, даже бросила курить.

Утром Роман уходил на работу, и женщина превращалась в хозяюшку, начинала хлопотать у плиты. Много мяса, много зелени, ведь любимый занимается спортом и должен питаться правильно. В прошлой семейной жизни, и в голову не могло прийти сварить даже суп. А сейчас это делалось с такой любовью! Брала в руки свежий перец, такой тугой, как ягодицы её Принца, резала и впитывала запах. Такой же запах свежести Нинка вдыхала от Романа, когда прижималась ночами к его накачанному, гладкому и мускулистому телу.

Однажды женщина обнаружила себя в отделе с занавесками, в голове пробежала мысль: «Надо бы окно кухонное освежить!» От такой мысли она оторопела, а потом засмеялась таким счастливым смехом, что девушка – продавец завистливо подумала: «Наверное её любят».

А Нинка и не думала, любят ли её. Она просто полностью растворилась в своём мужчине. От звука его голоса, сладко сосало под ложечкой и мурашки бегали по телу. Нет, даже не бегали, просто в день встречи с Романом, пробежали шквалом с головы до ног и замерли! Каждый вечер тело трепетало в предвкушении сладкого, вкусного, запретного…

*****

В пятницу вечером любимый пришёл домой пьяный, пьяный вусмерть и агрессивный. Он поставил на стол непочатую бутылку водки и зыркнул глазами на ужин, котлеты с рисом на пару.

– Нин, пойдём пить, ты же любишь вино, от меня только скрываешь! – злым голосом прорычал Роман.

– Я не пью алкоголь, совсем…

– Да знаю, меня боишься потерять… – красивое лицо любимого скривилось в ухмылке.

– Что случилось? – у её Бога было явно агрессивное настроение.

– А случилось то, что я потерял ВСЕ свои деньги! – мужчина открыл бутылку и стал пить из горла.

Нинка попыталась отнять, в ответ, пинок ногой. От удара отлетела к холодильнику и больно стукнулась головой. Да уж, Бог разгневан не на шутку! Но на то он и Боженька, чтобы гром да молнии метать. Она покорно встала и прошептала:

– Милый, расскажи, что у тебя на Душе!

Роман грохнул бутылку об пол и заорал:

– Да нет Души, глупая курица! Есть только деньги, бабки, они правят миром и погаными душами! А бабки мои прогорели! Вложил всё накопленное в одно выигрышное дело, ещё и занял у авторитетных людей, а меня обманули. Слышишь курица, обманули! Теперь придётся и землю, и машину продавать, и торговые места, долги закрывать…

– Ну и продавай! К тебе на Родину уедем, к морю. Я на работу устроюсь, официанткой. Отдыхающих там много, чаевые будут давать, проживём… – лепетала Нинка.

В ответ опять удар, что-то треснуло. «Наверное нос», – подумала она и отключилась. Очнулась от холода ночью, на кухонном полу. Из комнаты слышался храп Романа. «Слава Богу, уснул! Хмель к утру выйдет, будет опятьдобрый». Кое – как доползла до ванной, умылась. В зеркало на неё смотрело лохматое и испуганное чучело, с распухшим носом.

Утром любимый извинялся, мол ничего не помню, прости. И она простила! Потом Роман долго и громко плакал, если не отдаст деньги, то его убьют. А когда он озвучил сумму, то Нинка чуть сознание не потеряла.

Но видеть слёзы любимого не могла и поэтому первая мысль, что пришла в голову, это продать квартиру. Роман немного посопротивлялся, но как – то вяло и очень наигранно. В конце концов, это предложение принял. Вознаграждением была ночь любви! Боже, какая сладкая и долгая, со стонами и охами…

Квартиру продали, Бог забрал деньги и отдал долг. Переехали на съёмное жильё и вроде бы всё хорошо, жизнь потекла своим чередом. Как однажды днём раздался звонок в дверь, женщина удивилась: «Кто бы это?! Роман наработе…»

На пороге стояла девица лет восемнадцати, с ярко красной помадой и накладными ресницами. На голове торчала дешёвая шляпка, из – под которой виднелись жидкие волосёнки, цвета льна. Девчонка была хороша своей молодостью, от неё пахло такой же свежестью, как от Романа.

– Ну чё…войти можно? – грубо спросила она и добавила, – Рита я…

Нежданную гостью пришлось впустить. Нахалка, недолго думая, прошла в комнату и плюхнулась на кровать:

– Походу здесь любви предаётесь…

– Ты кто? – терпение хозяйки закипало.

– Я…?! Жена! Приехала из Анапы! А ты кто, старая кошёлка?!

У Нинки пересохло во рту: «Какая к чёрту жена?!»

Девица пустилась в подробный рассказ.

Роман её муж – официальный, законный и кстати тоже любимый. В браке они два года, вышла замуж по залёту, сама легла. Так как была несовершеннолетней, парню пришлось на ней жениться. Но в пять месяцев беременности случился выкидыш. Муженёк тут же засобирался в Москву, зарабатывать деньги. Через полгода позвонил, сообщил что обосновался, устроился на работу и скоро заберёт её к себе, потом пропал. А совсем недавно звонит и говорит: «Приезжай срочно, большой куш сорвал, но от одной курицы избавиться надо…»

Сказать, что мир рухнул, ничего не сказать! Нинка повалилась на пол и завыла как волчица. Не обращая внимания на её истерику, Рита преспокойно удалилась в ванну, помыться с дороги.

Пока новоявленная жена полоскалась, Нинка сбегала в магазин и купила бутылку вина. Выпила её жадно и быстро, искренне надеясь, что градусы возьмут своё и накроют тихим, пьяным покоем. Но градусы обманули, её накрыло ЗЛОМ!

Когда пришёл Роман, она бросилась на него и начала царапать лицо, портить, так сказать божественную физиономию. Бог был сильный и наподдавал ей так, что на месте глаз и появились фиолетовые картофелины. Ритка в этот момент, истошно кричала и пыталась порвать Нинкину одежду. В таком виде, Фея Любви оказалась на кухне бывшего мужа.


Глава 3.


Светало. Нинка совсем опьянела, ей застелили раскладушку. Тимофей ушёл в свою комнату, но до звонка будильника так и не сомкнул глаз. Много раз он представлял сцену встречи с бывшей женой. Но чтобы тааак?!

Мысли крутились в голове и почему – то только в минус бывшей жены. «За полтора года ни разу не объявилась, не спросила про Лизу! И вот, сегодня на кухне пила спирт и говорила только о себе. Пила и не закусывала, глаза горели огнём мести этому пройдохе – спортсмену. А как живёт ребёнок, её родная дочь, ни разу не поинтересовалась. Неужели она всегда была такой?! Или он просто не замечал эгоизма и жестокости?! Она же мать…»

Он помнил Нинку в институте, всегда весёлая, душа любой компании. За этот смех, который разливался серебряным колокольчиком по аудитории, собственно, и полюбил её.

Мозг выдал первую постельную сцену. Родители уехали отдыхать на море, и парень жил один две недели. Сокурсники узнали, напросились в гости и устроили пирушку с вином и танцами. Ближе к полуночи начали стучать соседи по батареям, пришлось разойтись. Проводив гостей, Тимон не успел раздеться и лечь, как в дверь позвонили. Нинка вернулась. Сказала, что опоздала на последний автобус, а денег на такси нет. Не сомневающийся в правдивости слов, он расстелил ей в спальне родителей. Девушка долго полоскалась в ванной, а потом вышла оттуда совершенно голая, села на край кровати и прошептала: «Я замёрзла, погрей меня». Это была первая ночь с женщиной, да ещё с какой! Вывод пришёл сам: «Физика – подарок Земли, Секс – подарок Небес!»

И только сейчас стало понятно, что Нинка все просчитала. Он перспективный студент, москвич, благополучная и уважаемая семья, замужество, прописка. Боже, как больно и стыдно! Сердце жмёт больно и волна в желудок! Да такая горячая и горькая…

Резкий звонок будильника остановил спазм. Всё, пора на работу, хватит ныть! Он один кормилец, на материну пенсию не проживёшь.

Вернувшись вечером домой, мужчина застал странную картину. Бывшая жена мирно чистила картошку, мать читала Лизе книжку.

– С чего такая идиллия? – зло лезло изо всех щелей. Ему в первый раз стало жалко себя, дочь, старую мать, которая не спит ночами и крутится как белка в колесе. А эта кукушка нагулялась, всё пропила и потеряла. Явилась звезда пленительного счастья, принимайте меня, как гостью дорогую!

– Уходи! – Тимофей угрожающе приблизился к Нинке, та испуганно бросила нож в раковину.

– Сынок…сынок, остановись! – заплакала Зоя Фёдоровна, – обожглась она, всё поняла! Лизе мать нужна, ну дай ты ей шанс…

– Мама, ты…ты с ума сошла?! Она предала всех нас! – сын захлёбывался от гнева. Скромный ботаник превратился в разъярённого льва. Нинка обречённо заплакала, Зоя Фёдоровна схватилась за сердце, Лиза от страха вцепилась отцу в ногу.

– Делайте, что хотите… – Тимофей махнул рукой и хлопнул дверью в своей комнате.

Прошло два месяца, как Нинка жила у них. Каждый день она уходила на поиски работы и всегда возвращалась пьяная. С масляными глазами и сальной от вина рожей, брала Лизу на руки и причитала: «Кровиночка моя!» Тимофей молча забирал дочь с рук пьяной матери и уводил в свою комнату.

– Хочу к Нине, хочу с ней играть! – капризничала девочка.

– Сынок, прости её, – встревала Зоя Фёдоровна, – я же вижу, любишь ты, не забыл! Лица нет совсем на тебе! Ну не рви ты сердце – то своё…

Тимофей понимал, что мать права. Любит он эту непутную, помнит запах её волос, вкус предательских губ. И от этого злился на себя ещё больше. На работе его постоянно с кем- то сватали, но мужчина всегда отказывался.

– Однолюб… – вздыхали сотрудники.

*****

У Нинки была неделя трезвости. Она готовила, стирала, убиралась и даже гуляла с дочкой. Тимофей был насторожен, на близкий контакт не шёл, отвечал односложно. Нинка всем своим покорным видом показывала, что заслуживает такого обращения. И за это он был готов убить её! Нет, не убить…растоптать, задушить! Взять в охапку, бросить на кровать и задушить в своих объятиях.

Мать чувствовала бушующие страсти в душе сына и теплила надежду: «Богдаст, наладится меж ними, дело – то молодое!»

И вот в одну из суббот, Зоя Фёдоровна уехала в гости к своей подруге, с ночёвкой в сад.

– Беру законные выходные, устала…справитесь без меня?!

– Справимся, – угрюмо отвечал Тимофей, косясь в сторону бывшей жены. Не очень – то его радовала возможность остаться с ней наедине. Да мать правда устала!

В эти выходные всё и случилось.

В субботний вечер Нинка накрыла на стол, нарядила дочку и позвала мужа ужинать. Он был очень удивлён гастрономическим изыскам, но виду не показал.

– В ресторане заказала? – вопрос прозвучал сухо и холодно.

– Сама готовила… – тихо ответила бывшая.

Сердце Тимона сжалось от несвойственной покорности и нежности, прозвучавшей в голосе Нинки. Эта Нежность стрельнула в лопатки, растеклась по пояснице, в брюках стало тепло и сыро. И он сдался! Эта ночь прошла на Небесах, как тогда, в студенческие годы. Нина была кротка и ласкова, как подобает настоящей жене.

«Интересно, спортсмену своему такие же ласки дарила?!» – пыталась проснуться Ревность. Но Потребность в Любви тут же закрывала ей рот горячими поцелуями. И прижимая любимую к себе, вдыхая запах родного до боли тела, в висках пульсировало: «Моя, только моя! Не отдам никому…»

Под утро, когда забрезжил рассвет и они измученные и счастливые друг от друга, пытались заснуть в обнимку, заплакала Лиза.

– Я сама… – Нинка с распущенными волосами, в тоненькой ночной сорочке, похожая на добрую фею, пошлёпала в соседнюю комнату. Тимофей проводил её благодарным взглядом. После ночи любви, каждая клетка тела была разомлевшей и ленивой, а потому требовала покоя.

Через пару минут послышался хлопок, звук удара и рёв дочери. Как ошпаренный, мужчина выскочил из кровати и босиком рванул в детскую. Картина была такова – Лиза лежала на полу и истошно орала, справа от головы растеклась небольшая лужица крови.

– Я…я её уронила…она ударилась головой, о кровать, – еле шевелила бледными губами, испуганная женщина.

«Вот она РАСПЛАТА! РАСПЛАТА за ночь любви с блудницей!» – пронеслось в голове Тимофея.

Вызвали скорую…

Лизу выписали только через месяц. Диагноз был неутешительный – посттравматическая эпилепсия. От удара головой, образовалась внутри черепная гематома, которая и давала приступы.

Началась новая жизнь – таблетки, капельницы, уколы. Со временем приступы стали учащаться. Врачи разводили руками и говорили, что выход только в операции, трепанация черепа. На семейном совете этот метод отвергли, как – никак дед был хирургом и часто рассказывал о плачевном исходе такого вмешательства.

Зоя Фёдоровна стала каменная, как после смерти мужа. Нинка опять начала пропадать и возвращаться под вечер пьяная. Садилась в прихожей на полу и жалобно причитала: «Это я виновата! Дочь за мои грехи платит! Это мне караБожья!» Муж молча раздевал страдалицу и укладывал спать. Во сне жена бормотала и жалась ему подмышку.

У Тимофея была только один вопрос: «ЗА ЧТО МНЕ ЭТО ВСЁ?»


Глава 4.


Как- то Зоя Фёдоровна вернулась домой поздно, очень уставшая и позвала сына со снохой на кухню:

– Я сегодня была за городом, у колдуна…

– У кого?! – Тимофей чуть не упал с табуретки, – мама, ты в своём уме?!

– Не знаю в чьём я уме, но видеть внучку с пеной у рта больше не могу! – жёстко парировала мать. – Мы же против операции?! Хочу внести в повестку дня – нетрадиционный метод. Кто за?!

– Я… – всхлипнула сноха.

– Милые мои женщины, я физик и не верю в ваши колдовские штучки! – лицо мужчины побагровело. – Никогда…слышите, никогда не разрешу над ребёнком проводить эксперименты! – яростно стуча кулаком по столу, кричал Тимофей.

Нинка с интересом посмотрела на мужа, в последнее время он часто удивлял её своим поведением. Прежний образ студента – ботаника и зануды таял на глазах. А вот таким разгневанным и яростно защищающим дочь, вообще видела впервые. Её охватила гордость! Вдруг захотелось тоже побыть его дочкой, посидеть на коленях, прижаться к груди. Своего отца женщина не помнила, он бросил их с матерью, когда ей был всего годик. Нинка вдруг встала, подошла к Тимофею и обняла:

– Ай ты мой хороший! Ну, успокойся! Давай сначала маму до конца выслушаем… – ласково чмокнула она его в щёку.

Зоя Фёдоровна смотрела на эту сцену и думала: «Господи, ты есть!Я знала и верила, услышишь ты мои молитвы…»

После поцелуя жены, мужчина обмяк, успокоился и пробурчал:

– Ладно, ладно, слушаю…

Мать начала рассказ. Светочка Петровна, её подруга и по совместительству крёстная Тимофея, раздобыла телефон деда – целителя. Уж больно хорошие отзывы! Живёт за городом в небольшом доме, в день берёт только одного человека. Денег сколько дашь! А людей прям на ноги ставит, и порчи снимает, и от винопития лечит…

На последних словах сноха поперхнулась чаем и закашлялась. Тимофей начал стучать ей по спине.

– Мама, на Лизе нет порчи!

– А вы сынок, езжайте всей семьёй. Вдруг на семье порча?! С института вам все завидуют, а может и наладится оно всё! У Светочки Петровны сослуживица ходила к этому колдуну. И деньги появились и мужа нашла, а сейчас ребёночка ждёт. И всё благодаря ему, деду…

– Беременность тоже? – пытался пошутить Тимофей.

Но мать выглядела такой измученной, усталой и какой – то затравленной, что сыну стало её очень жалко.

– Чёрт с вами, уговорили! Посетим этого чудо – целителя. Только предупреждаю, шарлатанство никто не отменял…

Записались по телефону на субботу, на два часа дня. Колдун принимал строго после обеда. С утра мать суетилась, нервничала и давала указания:

– Нина, красится не надо, платье поскромнее одень! Сынок, у тебя костюм со свадьбы остался, ты в нём представительнее будешь. Ах, боже мой! Бутерброды…бутерброды возьмите…проголодаетесь, в электричке перекусите. Термос с чаем не забудьте. А давайте я с вами поеду?!

– Мам, да не волнуйся ты так, справимся! – успокаивал сын.

– Слушайте внимательно, что дед говорит, ничего не пропускайте! Может травки какой предложит, берите, не отказывайтесь. Лизе кофточку не забудьте, вдруг похолодает.

– Зоя Фёдоровна, да всё будет хорошо, мы же с Тимофеем едем! Он у нас сильный и смелый, да милый?! – Нинка игриво ущипнула мужа за ягодицу.

– Пожалуй, я сейчас маму с Лизой погулять отправлю! – мужская плоть в свадебных брюках дала о себе знать. От такого предложенья, жена счастливо засмеялась и начала кружить по комнате, предлагая её поймать.

– Да что ж вы, как дети, – Зоя Фёдоровна устало присела на стул, – дело- то какое серьёзное, а они резвятся! Детский сад… – горько заплакала она.

Тимофей обнял мать, прижал к себе и стал гладить по седым волосам:

– Ну прости ты нас! Не переживай так сильно…

*****

Дом деда был на окраине деревни. Кругом зелень, пели птицы. Лиза бежала по тропинке и смеялась. Девочка была в первый раз за городом. Родители шли в обнимку и целовались на каждом шагу. Дочь подбегала, пыталась разнять их и начинала капризничать:

– И меня, меня поцелуйте…

Тимофей подхватывал девочку на руки, кружил и приговаривал:

– Маленькую королеву обделили вниманием!

– Я принцесса…принцесса из сказки…я не королева! – обижалась Лиза и жалась к отцу, заглядывала в глаза, пытаясь понять кого же он любит больше – Нину или её? В этот момент женщина чувствовала свою персону лишней. Чувствовала, что тоже ревнует дочь к мужу и сердце тоскливо сжималось. Но тут же одёргивала свои мысли: «Сама виновата, бросила ребёнка! Эх, эгоистка…»

А Тимофей ощущал себя Властелином Двух Миров – дочери и жены! Гордость за обеих переполняла его. Но из двух женщин никто не догадывался, что внутри мужа и отца живёт Страх. ЛИПКИЙ, ТЁМНЫЙ И ТЯГУЧИЙ, как ириска! СТРАХ ПОТЕРЯТЬ…

Дверь открыла молодая женщина, скромно одетая и без косметики.

– Вениамин Валентинович ждёт вас, проходите! – приветливо улыбнулась она.

«Ух ты!» - удивился Тимофей. – «Профессор не иначе!»

Их провели в небольшую комнату. В ней было мрачно и сыро, как в погребе, видимо совсем не проветривается. Предложили сесть на засаленный диван красного цвета. Лиза, почувствовав напряжение родителей, тут же забралась к отцу на колени. Нинка вцепилась в локоть мужа по правую сторону:

– Я чего – то боюсь… – прошептала она

– Не надо меня бояться, я не кусаюсь, – в дверном проёме появилась огромная мужская фигура, лицо в полумраке было не разглядеть. Мужик на вид не больше пятидесяти лет, высокого роста, лысый и с большим животом, шагнул в комнату. Подошел к дивану и протянул руку отцу семейства:

– Вениамин Валентинович! – представился он глухим голосом, идущим из глубины своего огромного живота.

«Вот тебе и дед!» – опешил Тимофей. – «Да этого деда на лесоповал, нанём пахать надо! Я же говорил, мошенник…»

Колдун вдруг изменился в лице, как будто прочитал оскорбительные мысли в свою сторону. Он резко дернул руку назад и зло сказал:

– Вы сами сюда пришли, я вас не звал!

Тимофей покраснел.

– Ой, мы растерялись просто! Вас представили как деда…а вы…вы совсем не дед! – на помощь пришла Нинка.

– А кто я?! – прищурился мужик.

– Вы…вы мужчина в полном расцвете сил! – оправдывалась она.

«Ага, как Карлсон…» – хотел съязвить Тимофей, но Громила как – будто опять прочитал его мысли:

– Я буду вынужден вас удалить! – и рукой показал на дверь. – Люди с необоснованными амбициями, не должны переступать порог моего дома! – добавил он величаво.

Тимофей сжал кулаки, хотя ни разу в жизни не дрался. Но сейчас, он был готов дать в морду этому хаму. Ситуацию опять спасла жена:

– Тимоша, хороший мой, ну выйди на улицу, подожди нас там. Так долго добирались!

Муж сдался, растаял от сладкого слова «Тимоша». Нинка выглядела, как Лиса Патрикеевна, которая вовремя подлизалась. Глядя на такую семейную идиллию, Громила ухмыльнулся.

Тут заплакала Лиза:

– Я с папой пойду, с Ниной не останусь! Дядя злой, я его боюсь…

Не обращая внимания на слёзы ребёнка, Вениамин Валентинович обратился к Нинке:

– А вы разве не мама?! Почему вас девочка Ниной величает?!

Женщина покраснела, не зная, что ответить.

– Ладно, пусть ребёнок уйдёт с отцом! Я вижу тут дело в вас, милая дама…

– Мы приехали по вопросу дочери, у неё приступы эпилепсии…муж…мой муж… – пыталась объяснить посетительница. Глаза мужика налились кровью. Он стал похож на разъярённого быка Минотавра из мифов Древней Греции.

– Отец с дочерью могут покинуть мой дом! А вы, красотка, идите за мной… – прошипел он зло.

Нинка беспомощно посмотрела на мужа, как будто прощаясь. Затем покорно потопала за Минотавром в соседнюю комнату.


Глава 5.


Комната была просторная и на удивление очень светлая, аж три окна. В центре комнаты стояла дорогая мягкая мебель, диван и два кресла, обитые натуральной кожей, цвета топлёного молока. В одно из кресел, Вениамин Валентинович и усадил Нинку.

В углу около окна, привлекал внимание старинный письменный стол, отделанный слоновой костью. Видно было, что с ним поработала рука реставратора. Настольная лампа прошлого века, красивая чернильница и настоящее гусиное перо. На окнах развевались светлые тканевые занавески, с кокетливо вышитыми голубыми колокольчиками. Ощущение простора, легкости и какой – то внутренней свободы стало заполнять голову и тело женщины.

Хозяин налил стакан воды из стеклянного графина советских времен. Нинка благодарно посмотрела и выпила залпом. Колдун уселся в кресло напротив, появилась возможность разглядеть его поближе.

«А он приятный и совсем не старый, лет 45, не больше!» – оценила гостья. – «Лицо холёное, гладковыбритое, очень ухоженные руки с длинными пальцами. Наверное, маникюр в салоне делает…»

Минотавр открыл ящик письменного стола, достал оттуда небольшой тюбик. Выдавил содержимое на кисти рук и на глазах изумлённой клиентки, стал тщательно впитывать в кожу.

– Крем для рук – моя слабость! – Вениамин Валентинович улыбнулся.

По Нинкиной спине пробежали мурашки, в интонации голоса колдуна чувствовались нотки сексуальности. «Мужиком пахнет, сильным и уверенным!» – её мысли явно считывались.

– Пихта! Обожаю этот запах! У нас с вами сударыня, одинаковые вкусы. Хорошо…очень хорошо! – Громила совсем развеселился. – Ну-с, приступим- с… – на этих словах, он взял с подоконника пучок сухой травы и поджёг его. По комнате стал распространяться сладкий и едкий запах. Голова закружилась и комната поплыла перед глазами, предметы в ней стали нечёткими и размытыми. Мужской голос звучал, как будто издалека, но при этом проникал в каждую клетку тела:

– Сядь удобнее…расслабься, дыши… дыши животом! Глубоко дыши… медленнее, медленнее…умница!

Нинка почувствовала, как какая – то неведомая сила вихрем вырвала тело из кресла, подняла высоко наверх, к самому потолку и вдруг резко бросила на пол. Вскрикнув от боли и неожиданности, она очнулась.

*****

Пол был покрыт плитами, холодными и скользкими. Женщина села, протёрла глаза и огляделась. В помещении было темно и сыро.

– Где я ?! – в ответ послышались шаги, кто- то приближался к ней, в руках у него был зажженный факел.

– Поздравляю, дочь моя! С достоинством и честью, ты прошла посвящение в Жрицу Любви! – произнёс незнакомый голос.

Огонь осветил пространство вокруг и выхватил три мужские фигуры. Они были в красивых белых одеждах, расшитых золотом. Мужчины были чем – то похожи друг на друга. Возраст от сорока до пятидесяти, аккуратно стриженные и ухоженные бородки, у всех троих, ярко – голубые глаза, над которыми нависали густые чёрные брови. Один из них сделал шаг вперёд и протянул руку, предлагая помочь подняться с холодного пола.

– Вениамин…Вениамин Валентинович?! – Нинка в ответ дала свою руку. – Где мы, почему здесь так холодно?! – наконец- то она встала на ноги.

– Она ещё не пришла в себя! – произнес второй мужчина. – Ритуал был тяжёлым, нужно время восстановиться…

«Господи, какой знакомый голос! Да это же свёкор, отец Тимофея…но он умер…Боже, я в Аду! В Аду за свои грехи, а это черти, переодетые в белыеодежды!» – женщина стала ощупывать своё тело и с изумлением обнаружила, что на ней одето такое же белое платье, расшитое золотом. Голову что-то стягивало, она потрогала руками – ободок. Хотела снять, но «свёкор» остановил её. Он вдруг заговорил стихами:

– Мы ободок тебе на голову одели.

Ты посвящение прошла!

И вот теперь ты с нами, дочь моя!

Принадлежишь ты полноправно

К Ордену что нашему!

Сознание твоё Мы пробудили!

Сознание Любви!

Оно как Огненная Лава,

Горит и плещется!

Единственная женщина ведь ты,

Которой Тайна Ордена доверена!

И Тайну эту, храни ценою жизни и своей!

Ещё запомни –

Тебе нельзя рожать детей!

То Посвящение, что в Жрицу

Ведь на Века, Столетья!

Осознанно к решению такому

Ты, дочь моя, пришла…

– Что за бред! Мне всё это снится!? Вы напоили меня водой и окурили травой! – громко закричала Нинка на Вениамина. Он смотрел растерянно, видимо не совсем понимая вопрос.

И тут из темноты вышел третий мужчина, пламя факела на секунду озарило его лицо.

– Тимофееей… а ты откуда здесь? Ты…ты тоже умер?! – вскрикнула она и опять потеряла сознание.

*****

– Возвращайся…ну же, возвращайся! – Минотавр совал под нос ватку, обильно смоченную нашатырём.

Осознавание медленно заползало в тело, голова стала наполняться ясностью, комната и мебель в ней приняли свои прежние очертания.

– Где я была?! – Нина полностью очнулась и потрогала себя: «Слава Богу,опять сижу в кресле», – пронеслось в голове.

– В Прошлом, детка…в Прошлом! – Вениамин Валентинович нервно заходил по комнате. – Даже я не ожидал такого результата. Сколько веков тебя искал, ради тебя воплощался в бренном теле! Всё было безрезультатно. И вот сейчас, в роли целителя, деревенского клоуна – Нашёл! Слышишь, я тебя Нашёл…ах ты, моя Жрица! – на этих словах, колдун сгрёб гостью в охапку и стал кружить по комнате.

Женщина пыталась его оттолкнуть, но весовые категории были разные.

– Какая к чёрту Жрица, чего ты несёшь?! – незаметно для себя, она перешла на «ты».

– Жрица Любви, одна на весь двенадцатый век… – мужик веселился дальше. – Ты не создана для семьи, поверь мне! Ты создана для Любви! Милая, даже представить себе не можешь, какой ты обладаешь Силой! Если Мы с тобой соединимся…я и ты…сколько же Миров Создадим, сколько же Сотворим Вселенных!

– Что значит, Мы соединимся?! – посетительница опешила.

Вениамин упал перед ней на колени и стал целовать руки. Сопротивляться было бесполезно, здоровый, как кабан.

– Вы…вы сумасшедший! – от волнения она опять перешла на множественное число, – мне, мужу…то есть нам… нам ребёнка надо вылечить, помогите! – Нинка путалась в словах.

Как ни странно, после просьбы помочь дочери, колдун словно отрезвел. Встал с пола, отряхнул брюки и заговорил совершенно серьёзным голосом:

– Девочку вылечит только твой муж, её отец. При условии, что вернётся в рошлое и всё исправит. Вряд ли он способен на это! Неудачник, выскочка…самый слабый и самый амбициозный. Я сегодня увидел его, узнал по высокомерной улыбке. К сожалению, за прошедшие века он совсем не изменился.

– Да кто он -то?! Ничего не понимаю…

– Твой муж, Тимофей в этой жизни, а тогда его звали Жрец Покуба. Там в двенадцатом веке, он всё испортил. Мы все Трое вожделели тебя! Вожделели, но не разрешали себе даже думать о ночи любви с тобой. Мы должны были напитываться от Жрицы – Силой! Напитываться Силой, просто лицезрея и ничего больше. Мерзкий Покуба, будь он проклят, нарушил правило и совратил! Мы не знаем, как это ему удалось…

– А кто Мы?! – становилось интересно.

– Нас было Трое, последних представителей Ордена Любви, любви к людям…простым людям! Мы были Хранители Священных Знаний, передаваемых из поколения в поколение. Главным условием вступления в наш Орден, являлось согласие помогать всему живому. И это условие нами соблюдалось! Но когда живёшь на отдачу, тратится много энергии. И нам был нужен объект вожделения, который заряжал бы нас Безусловной Любовью. И это была ты, Милона…

– Милона, какое красивое имя! Где же я с вами познакомилась?! – задала наивный вопрос женщина.

Минотавр залпом выпил стакан воды и продолжил дальше:

– Наш самый старший Жрец Маргу, самый Мудрый, подобрал тебя годовалым ребёнком. Ты сидела голодная на каменных ступеньках Храма и горько плакала. Мы вырастили эту девочку, нарекли Милоной, что означает «Душа, сотканная из Света». Воспитали Целомудренной и Чистой! Мы Трое считали тебя дочерью и не имели права прикасаться. Как отец, не имеет права прикасаться к своему дитя. Но самый младший из нас, Жрец Покуба нарушил правило, он сказал, что любит тебя. Милона родила от него дочь. Но вместе с дочерью родилось Проклятие, ребёнок был нежизнеспособный. У девочки присутствовали адские головные боли, очень часто изо рта шла пена. В три года она начала слепнуть, а в четыре умерла.

– Почему?!

– По закону нашего Ордена, Жрица Любви не имела право рожать, должна была остаться девственницей. Сила Жрицы была в Целомудрии! И если кто – то нарушал этот закон, то Эгрегор Ордена Любви сурово наказывал нарушителя и его потомков.

– А детей – то за что, в чём они провинились?! – возмутилась Нинка.

– За грехи родителей платят дети, это правило не нами придумано! – Вениамин Валентинович тяжело вздохнул и продолжил. – Покуба был самый Умный из нас, а потому расплата за его деяния, проблема с головой и психикой у его потомства. Ты не заслуживаешь такого мужа, поверь мне! И ещё, вашей дочери осталось жить не больше года…


Глава 6.


– Помоги нам, вылечи Лизу! Что хочешь проси взамен… – взмолилась Нинка.

– Я не смогу вылечить девочку, при всём моём желании. А вот мужа твоего отправить в Прошлое мне под силу. Конечно, если Тимофей поверит в эту историю, – зло ухмыльнулся Вениамин Валентинович, – он и в двенадцатом веке был упрямым…

– Я уговорю! Муж обязательно поверит, он меня любит! – глаза женщины загорелись огнём.

– Наивная! Покуба никогда не любил тебя, ни в этой жизни, ни в прошлой! Покуба всегда только использовал тебя… – на этой фразе, мужик расхохотался сатанинским смехом. От этого зловещего смеха, у Нинки на голове зашевелились волосы, она съёжилась и спросила:

– От меня, что будет требоваться?

– Взамен я хочу тебя! Не силой, а что бы пришла сама, по своей воле… – по голосу колдуна было понятно, что на такой исход событий, он совсем не надеется. – Вдвоём мы сможем много добиться!

– Чего например?!

– Мы продолжим дело нашего Ордена Любви! Мы сможем помогать людям – менять их судьбы, лечить от тяжёлых болезней, просто делать людей счастливыми. Мы станем с тобой известными, заработаем много денег, исколесим весь мир. Но есть ещё одно условие – ты должна забыть о дочери и муже! Если ты приблизишься к дочери, её болезнь вспыхнет с новой силой…

– Я согласна! Ты же не оставил мне выбора, Жрец Виллей, ведь так тебя звали?!

– Ты меня вспомнила, Милона?! – Громила чуть не захлебнулся от радости.

– Вспомнила! Ты был самый Хитрый… – Нинка сидела в кресле с потухшим взглядом. – Видимо правда, не судьба мне наслаждаться тихим семейным счастьем. Благое дело сделаю, дочери помогу! Я уронила ребёнка, мне и расхлёбывать… – обречённо добавила она.

На этих словах, Вениамин Валентинович опять упал перед женщиной на колени и стал покрывать поцелуями, её руки и ноги. В этот раз она сопротивляться не стала.

– Я ждал тебя, я искал тебя через века! Милона, мы должны быть вместе! Я сделаю тебя счастливой, мы созданы друг для друга! – бормотал он, ползая на коленях.

– Как Тимофею попасть в Прошлое?! – грубо перебила Нина.

– Да… да, конечно…сейчас, – мужик засуетился, достал откуда – то большую пачку сухой травы. – Вот, здесь хватит на Вход и Выход. Ритуал пусть делает перед зеркалом с зажжёнными свечами, в любой день после 14.00. Свечи…три штуки, на Вход…а там…там разберётся, вспомнит!

Молодая женщина, закрывая за клиенткой дверь, смотрела зло и ревниво. Явно чувствовала в ней соперницу.

Всю обратную дорогу в электричке ехали молча. Лиза мирно спала на руках отца. Нина смотрела в окно, не зная с чего начать разговор с мужем. А Тимофей смотрел на неё и ничего не спрашивал. Смотрел, не отрывая глаз, как будто прощался! Он почему – то почувствовал, что встреча с колдуном судьбоносная. Внутренний критик добавлял масла в огонь: «Потерял! Сегодня потерял жену навсегда! Играть в совместную семью, больше нет смысла…»

ЧЕРЕЗ ТРИ ДНЯ НИНКА УШЛА.

Ушла окончательно к Вениамину Валентиновичу, ушла покорять Астрал! Так сказать, вставать на священный путь Жрицы Любви.

На столе жена оставила письмо, сверху лежала пачка сухой травы и три восковых свечи…

*****

Прошло две недели.

Тимофей взял отпуск за свой счет. Он лежал целыми днями на диване, повернувшись лицом к стене и молчал. Зоя Фёдоровна несколько раз в день хваталась за сердце и пила валерьянку.

– Сынок, ну прости ты меня, дуру старую! Послала вас на свою голову к этому деду! Я же хотела, как лучше, а оно вон как обернулось… – причитала она.

– Да не дед он, мама! Сколько раз можно тебе говорить…

– Да как же не дед! Жене твоей и тридцати лет нет, а ему к пятидесяти подходит…

– Вениамин Валентинович, мужчина в полном расцвете сил. Понравился он ей! Да и не жена она мне, а шалава! Нечего было её в дом впускать, сам виноват, дурак мягкотелый. Расчувствовался, обрадовался, думал у Лизы мать будет. А эта мать на сто граммов больше хрен увидела и сбежала… – Тимофей со всей силы ударил кулаком в стену.

Зоя Фёдоровна вздрогнула и побледнела, она не узнавала своего воспитанного и интеллигентного сына.

– Тихо, тихо, дочку разбудишь! Ну иди хоть блинчиков поешь, я на завтрак испекла. Который день голодный ходишь… – женщина заплакала.

– Не хочу! – как капризный ребёнок, сын отвернулся к стене и накрыл голову подушкой, всем своим видом показывая, чтобы его оставили в покое.

Ночью Тимофей написал стих, первый и последний в своей жизни:

– Как больно от предательства людского

Душа скукожилась в комок,

А пламя злости разжигает

Всё тот же истеричный костёрок.

Горит костёр и плавится Обида,

А вместе с ней, потраченные

На общенье и года.

Как больно, только мама знает,

Она рожала так меня.

Укрыться бы у мамы под подолом,

От слов и взглядов, что людских,

Но пламя Злости, укрывает

Не подолом, а Позором,

Душа же воет и кричит:

Как больно от предательства людского!

Прошла ещё неделя.

Лиза начала стремительно терять зрение. Неврологи пожали плечами: «Мы предупреждали, это следствие удара! Гематома в затылочной части головы давит на зрительные нервы…» Остро встал вопрос об операции.

Двухкомнатная квартира напрочь пропахла корвалолом и валидолом. Мать совсем с ума сошла! В ночной сорочке, на босу ногу, с растрёпанными волосами, она была похожа на привидение. От бывшего педагога и следа не осталось. Целыми днями Зоя Фёдоровна сидела на кухне и читала вслух молитвы. Даже не читала, а распевала громко, раскатисто и отчётливо.

Тимофей больше не мог этого видеть и слышать. «Надо что-то делать, что – торешать. Отец давно бы нашёл выход из ситуации, а я…?! Тряпка, не могу защитить мать с дочерью. Какой я мужик?! Так, одни амбиции…» – мысли судорожно метались в голове.

Взгляд его упал на письмо, которое оставила бывшая жена. Он так и не прочитал его: «Да чего зря время тратить?! Оправдания, извинения, неинтересно!» Но рука сама потянулась и вскрыла конверт.

Два тетрадных листа в клетку, исписанных мелким почерком. Сначала мужчина не понял о чём речь. Прочитав второй раз, стал бардовый от гнева: «Вот зараза! Придумала красивую сказку в оправдание своей похоти! Людей онабудет спасать…Жрица Любви…да, Проститутка тебе название!»

Тимофей схватил куртку и выскочил из дома: «Надо срочно проветрить мозг.Телефон звонит…с работы… да пошли все к чёрту! Достали…я с ребёнком на больничном!»

Ноги занесли в ближайший магазин, не понимая как, купил бутылку водки. Продавщица на кассе участливо посоветовала приобрести шоколадку. Горе – отец плюхнулся на первую попавшуюся скамейку и начал пить прямо из горла.

Жидкость обожгла все внутренности, ударила в голову и растеклась по животу. Стало хорошо, спокойно и безразлично. Теперь понятно, почему люди пьют! Горячие слёзы потекли по щекам…

Сделал ещё несколько глотков и только развернул шоколадку, чтобы закусить, как к нему подошёл бомж. Грязный, вонючий бомж, как в кино – рваная куртка, на голове смешная вязаная шапка с помпоном. Раньше бы Тимофей и разговаривать не стал, а сейчас по пьяной лавочке так захотелось кому – то душу излить! Чтобы выслушали, посочувствовали…

Бомжа звали Андрей. Он с удовольствием согласился выпить, ещё и пожрать попросил.

– Сиди здесь, жди! – обрадовался Тимон. – Я мигом, в магазин туда – обратно! Водки подкуплю и еды…

За два часа напились, наелись, наговорились. Андрей оказался благодарным слушателем. Вот только сочувствовать горемыке – мужу и отцу, отказался. Посоветовал сделать так, как в письме написано.

– Ты чего Андрюха, реально думаешь, что я кандидат наук, физик, – язык собутыльника изрядно заплетался, – сяду перед зеркалом, зажгу свечи и буду окуриваться травой?! Я выпил, но не столько…

– У тебя парень нет другого выхода, – спокойно ответил бомж, – отдать Лизу на операцию всегда успеешь! А если вся эта история правда?! Подумай! И вообще, есть такое правило: если тебе не нравятся события твоей жизни, разорви сценарий!

– Ты с ума сошёл?! – Тимофей покрутил пальцем у виска, – как ты себе представляешь?! Дома мать и дочка, а я при них зеркало возьму, травку подожгу, скажу: «Я сейчас вам поблаго…благо…воняю!» Чего-то я совсем пьяный…

– А пойдём ко мне, у меня в подвале всё и сделаем! – не унимался новый товарищ.

– Да пойдём! Уговорил…ой… ой…ой! – собеседник упал со скамейки.

Бомж оказался крепким мужиком и дотащил его до квартиры. Слава Богу, Зоя Фёдоровна с Лизой спали! Тимон кое- как, в темноте, пробрался в свою комнату, взял пачку травы и свечи. Нашёл в прихожей небольшое зеркало на подставке, мать перед ним расчёсывалась. И даже прихватил карманный фонарик, который лежал на обувной полке. Им пользовались раз в месяц – светили на счётчик, чтобы снять показания за электроэнергию.

Подвал, в котором ночевал Андрей, был в соседнем доме. Друзья купили ещё бутылку водки, колбасы и отправились туда. В подвале было тепло и темно.

– Я лучший! – Тимофей поднял большой палец вверх. – Сейчас будет свет! – и достал фонарик, но удержать его не смог. Пришлось подхватить и пьяное тело и фонарик, оба падали.

– Что-то ты, брат, до чёртиков набрался! Хватит пить, на ногах не стоишь, – Андрей расстелил картон на пол и аккуратно уложил новоиспечённого друга, – вот тебе и кроватка, полежи – ка чуток!

– Я буду пить, я буду пить лёжа! – буянил мужчина. Пришлось налить ещё сто грамм, чтобы успокоить бедолагу. Наконец-то уснул…

Бомж снял грязную куртку и облегчённо встряхнул белыми крыльями.

Ох, как слежались! И зачем только люди носят одежду?! Она ж такая неудобная, все движения сковывает.

Из- под старой шапки, показалась прядь белокурых волос. Ангел – Хранитель зажёг свечи и положил зеркало на грудь спящему человеку. Из пакета вынул сухую траву. Часть травы засунул Тимофею в карман брюк – пригодится впоследствии, часть поджёг.

Едкий и сладкий запах наполнил подвальное помещение. Проследив, чтобы не было пожара, Ангел вложил фонарик в руку своему подопечному и перекрестил три раза.

С чистой совестью и чувством выполненного долга, широко взмахнул крыльями и растворился в Пространстве. Слава Богу, командировка на Землю закончена, экзамен сдан! В Небесной Канцелярии им будут довольны…


Глава 7.


Прикосновения женских рук были легки и практически незаметны. Повязка ловко снята. Жрец Маргу даже не успел почувствовать боли, настолько Софи быстро обработала рану.

– Спасибо милая! – Жрец в знак благодарности, поцеловал её в щёку. – Как там мой младший брат, всё ли с ним в порядке?! В последнем астральном бою он проявил большую смелость.

– Ваше Наисвятейшество! – Софи почтенно склонилась. – Жрец Покуба ещё не пришёл в себя, вторые сутки бредит. Пока нам не удаётся справиться с его горячкой. Он разговаривает на странном языке. Называет имена «Нина, Лиза, Зоя Фё…до…ров», – девушка запуталась, – «Фёдоровна». По всей видимости, сознание Его милости ещё не вернулось из Будущего. Мы даём отвары целебных трав и наблюдаем.

– Да, был совершён большой скачок во Времени, а это отражается на психике. Ты права, милая, нам остаётся только ждать. Позови моего среднего брата, предстоит серьёзный разговор. – Маргу осторожно пошевелился на своём ложе, но тут же острая боль пронзила всё тело: «Ничего, ничего, не впервый раз, восстановлюсь…»

Минут через десять в мраморную комнату вошёл Жрец Виллей:

– Как вы себя чувствуете? – обратился он к Маргу, – я очень переживал за вас!

Старший брат перебил:

– Мы с Покубой в последнем астральном бою, попали в Ловушку Времени! Сильно пострадали от столкновения с колдуном из Будущего, со странным именем Вениамин Валентинович. Твоей задачей было удерживать Временное Пространство. Но почему – то произошёл сбой, это ты не справился со своими обязанностями!

– Ловушка была неизбежна! – средний брат был явно недоволен претензией, выставленной ему. – Слишком далеко вы шагнули, на девять веков вперёд, в двадцать первый век. Я предупреждал, что сил может не хватить…

– Всё было рассчитано! – жёстко парировал Маргу. – Мы шли спасать маленькую девочку по имени Лиза. Я подозреваю, что именно ты остановил нас!

– Это обвинение?! – в голосе Виллея появились угрожающие нотки. Он бесцеремонно сел на лежак брата и пристально посмотрел в его глаза. – Ты несправедлив ко мне и меня это оскорбляет! Ты всегда больше любил этого выскочку Покубу и шёл на поводу его безумных, и амбициозных идей. Работы непочатый край, в пятнадцатых, шестнадцатых веках идут войны, скопилось много просьб и молитв о помощи. Вы же, несмотря на мои предостережения, что это опасно, шагнули в двадцатый первый век. Время вам устроило ловушку, не я! Время вас наказало… – оскорблённый до глубины души, Жрец покинул мраморную комнату.

Они три брата. Их отец, Главный жрец Ордена Любви, имел много наложниц, которые рожали ему детей. Старшего сына звали Маргу, впоследствии он получил такой же титул. Среднего сына звали Виллей, младшего – Покуба.

Ещё детьми, мальчики были приняты в Орден. Первым Посвящение получил старший брат, следом за ним младший. Среднего сына отец недолюбливал, считал неучем. И только перед своей смертью, когда Виллею было четырнадцать лет, разрешил пройти ритуал Посвящения и стать членом Ордена.

Виллей ненавидел своих братьев, считал, что они затмили его таланты. Он всегда был на вторых ролях. Но самое страшное произошло, когда после смерти отца, через сорок дней, сыновья вскрыли завещание, своего рода руководство к действию.

Главный Жрец разрешил иметь детей старшему сыну и младшему, среднему – потомство было запрещено. Для Жреца иметь ребёнка, означало передать ему свои знания, свой опыт. Отец посчитал, что у него нет знаний, что он слабак! Еще в завещании указывалось, что Виллей не имеет право принимать участие в астральных боях со Злом. Ему разрешено только удерживать Временное пространство. А где, как не в бою Жрецу показать свою Силу Знаний?!

Сын был возмущён завещанием. Вот тогда и поклялся отомстить братьям за все унижения. Доказать, что он сильный и мудрый! Поклялся у Алтаря Любви, который находился в центральном зале Храма, забрать Власть. И если для этого понадобится уничтожить братьев, то рука его не дрогнет.

И в этот раз, всё шло по плану. Да, это он устроил Ловушку Времени! Ха – ха – ха, и Души братьев должны были сгореть в этой ловушке, превратиться в пепел. И тогда…тогда Виллей станет Главным Жрецом Ордена Любви! А значит НИКТО и НИКОГДА, не посмеет больше указывать и унижать. Родится много детей, которым он передаст свои знания, свою мудрость, свой опыт.

Но эта глупая девчонка Милона, всё испортила. Она вмешалась своими чувствами к Покубе. Девушка тайно любила младшего брата, который об этом даже не догадывался. Любовь Милоны оказалась настолько сильна, что разрушила Ловушку Времени. План был провален, чёрт бы её побрал! Подкидыш, плебейка, незаконно получившая своё звание! Знала бы Жрица, как он вожделеет её! Ничего, когда Виллей будет носить титул Главного Жреца, она превратится в простую наложницу и забудет про свою неприкосновенность. Каждую, каждую ночь Жрица Любви будет отдаваться ему и рожать от него детей.

*****

Тимофей очнулся. Голова была тяжёлой и неприподъёмной. Попробовал пошевелиться, как тут же накатила волна рвоты. Тело вывернуло наизнанку. «Боже, что со мной?!» – мужчина пытался вспомнить, что произошло и почему так раскалывается голова. Мысли не слушались, и он опять провалился в сон.

Во сне он видел Нинку…красивую…Нинка смеётся и обнимает его. Вот она надевает на Лизу платье и заплетает ей косички. Электричка, они куда- то едут втроём…деревня, тропинка…старый дом. Высокий мужик с большим животом. Дальше темно…темно и больно…почему так больно?! Ещё одна волна рвоты. Бомж…водка…подвал.

«Вспомнил, я в подвале! В подвал пришёл с Андреем. Интересно, долго я здесь?! Мать наверное ищет, переживает…»

Тимофей открыл глаза, тут же раздался приятный женский голос:

– Ваша Милость! Ваша Милость, скорее! Покуба пришёл в себя…

Появилась мужская фигура, в руках она держала факел:

– Брат мой любимый! Я знал, что ты справишься, что ты выберешься!

«Да это отец, его голос! Похоже я ещёпьяный…» Мужчина попытался улечься поудобнее на другой бок, чтобы выспаться и хмель пройдёт. Но не тут- то было! Сильные мужские руки встряхнули тело:

– Вставай, хватит лежать! Софи, подай бульон, горячее даст сил!

Что- то упало на пол. «Господи, это же фонарик!»

– Мне…мне надо домой! Там мать, Лиза, они переживают… – наш герой шатался, но сделал первый шаг.

Мужчина с лицом и голосом отца, крепко обнял Тимофея:

– Покуба, неужели ты оставил своё Сознание в Будущем?! Посмотри на меня, узнаёшь?! Я Жрец Маргу, твой старший брат, ты дома, в нашем родовом Храме Любви. Посмотри какой он красивый! Храм строил наш прадед. Это твоя малахитовая комната. Два дня и две ночи ты был без сознания.

«Храм Любви…интересно, подвал превратился в Храм…даааа, допился!» – мысли путались дальше.

– А где бомж…бомж Андрей?! – на этих словах, Тимон попытался выбраться из объятий.

– Брат мой, не пугай меня! Отпей из этой чаши, сразу станет легче…

Молодая девушка в холщовой тунике подошла поближе и протянула красивую пиалу, с дымящейся жидкостью.

– Мама! – Тимофей от неожиданности вскрикнул. – Мама, а ты как здесь оказалась?! – он схватил девушку за руку. Пиала полетела на пол и разбилась на куски. Софи испуганно попятилась назад:

– Я…я не мама! Я прислужница… – она растерянно посмотрела на Маргу, как бы ища поддержки.

– Оставь нас, я с ним сам поговорю и принеси ещё бульон! Да, и пригласи Милону… – Главный Жрец усадил больного на кушетку, обтянутую алой бархатной тканью. – Сейчас я уберу боль! – он положил свои руки ему на голову. Буквально через минуту перестало тошнить, тело и мозг наполнились ясностью. Побежали воспоминания – пакет с травой, свечи, зеркало, фонарик. «Господи, неужели я действительно попал в Прошлое?!»

– Так-то лучше, – Жрец убрал руки с головы Тимофея, – испугал ты нас!

В комнату вошла молодая женщина в белом платье, расшитым золотом. На её голове красовался такой же золотой ободок. Она сделала поклон и сказала:

– Приветствую вас, братья мои любимые!

«Да это же Нинка! Вот я попал…» – Тимофею стало не по себе.

Женщина подошла ближе.

– Дай ему Силы! – приказал Главный.

Милона послушно села около ног Покубы, обхватила их своими руками, а голову положила на колени. «Как в старые, добрые времена! Он сидит на диване с книгой, жена устраивается рядышком. Заглядывает ему в глаза, смеётся и мешает читать, пытается вырвать книгу из рук. Тимофей сопротивляется, всё заканчивается постелью…»

От этих воспоминаний, мужчина интуитивно потянулся к девушке и захотел обнять. Милона мгновенно вскочила на ноги и быстро отпрыгнула в сторону. Маргу с тревогой наблюдал за этой сценой. Тут вошла Софи с новой пиалой бульона.

– Пей, брат мой, это вернёт тебе Разум! – «отец» протянул чашу, и Тимофей послушно выпил. Жидкость была совсем несолёная и противная на вкус. Но Разум вернулся…

Он вспомнил всё поэтапно, все события выстроились в логическую цепочку. «Значит, я правда в Прошлом! Вот Нинка – Жрица Любви, мой отец – Жрец Маргу. Но в письме ничего не было про Софи, про маму…чего ж теперь делать?! Придётся подыгрывать этим ребятам! Во, вляпался…»


Глава 8.


– Почему я был без сознания?! – Покуба обратился с вопросом к старшему брату.

Маргу начал рассказ.

В один из тайных ритуалов, который Жрецы проводили раз в неделю у Алтаря Любви, пробились мольбы женщины из двадцать первого века. Она молилась, плакала и просила спасти свою внучку по имени Лиза. У девочки в голове образовалась гематома. Жрецы двадцать первого века, которые называются в Будущем – Врачами, решили проникнуть в мозг ребёнка железными прутьями и щипцами. При помощи щипцов убрать гематому. Детское тело может не выдержать такого жестокого вторжения!

Братья удивились варварским методам Врачей Будущего, и приняли решение помочь девочке безболезненно. Виллей был против! Слишком далеко шагнуть через девять веков, слишком большие энергетические затраты! Большая вероятность попасть в Ловушку Времени и там погибнуть. Но Покуба проникся к проблеме ребёнка, и настаивал на помощи. Главному Жрецу ничего не оставалось делать, как поддержать младшего брата в Благом деле.

И вот они почти у цели. О, чудо, удалось подключиться к мозгу Лизы! Ещё немного и гематома рассосётся. Но тут, вмешался колдун из двадцать первого века, со странным и длинным именем Вениамин Валентинович. Он всячески препятствовал исцелению ребёнка.

Завязался астральный бой, который Жрецы практически выигрывали. В этот момент, повредились Временные решётки, и Путешественники во Времени попали в ловушку. На помощь пришла Милона, Жрица Любви и единственная женщина, посвящённая в тайны Ордена. Она включила свою Силу, благодаря которой Ловушку Времени удалось разорвать.

– А как же Лиза, что с ней?! – у Тимофея пересохло во рту.

– К сожалению, нам не удалось помочь ребёнку, – Маргу обречённо вздохнул, – и вряд ли удастся! Виллей прав, слишком много Силы надо затратить, чтобы шагнуть через девять веков вперёд.

– Но мы не можем оставить девочку без поддержки! Её бабушка нашла нас через века, пробилась с мольбой о помощи. Правило нашего Ордена – оказать помощь тем, кто достучался своей молитвой! – видно было, что Жрец Покуба очень нервничает.

– Брат мой, я очень ценю и чту твоё рвение помогать людям. Отец был бы горд тобой, – Маргу прослезился, – но ты не можешь рисковать своей Душой, она может сгореть, превратиться в пепел. У тебя нет наследников, которым следует передать свой опыт и вековые тайны Ордена. Жрец не имеет право умирать, пока не передаст знания! Отдыхай, у нас впереди много работы! А я пойду просить прощения у Виллея, он сильно обиделся.

– Подожди, – Тимофея осенило, – а если появятся дети…наследники, ты разрешишь мне снова попытаться помочь маленькой Лизе?!

– Да! Но запомни, ты рискуешь своей Душой…

Главный Жрец и Милона удалились. Покуба остался наедине с Софи:

– Ваша Милость, я застелила ложе, – прислужница скромно опустила глаза, – Вам надо отдохнуть!

Тимофей лёг, и она бережно укрыла его тяжёлым покрывалом, расшитым золотыми павлинами. «Какая она красивая!» – мужчина рассматривал девушку. «На вид не больше восемнадцати лет. Длинные светлые волосы, простая туника, тонкие черты лица, хрупкая и нежная. Прямо, как мама в молодости…»

В детстве Тимофей любил смотреть фотографии. Вот снимок на море…мама…папа…у них медовый месяц. Мама совсем юная, такие же длинные светлые волосы, тонкая талия. На ней пляжная туника.

Софи поймала на себе оценивающе – мужской взгляд Жреца, ей стало неловко:

– С вашего разрешения, я удалюсь…

– Посиди со мной! Расскажи о себе, кто ты, откуда, как появилась в Храме Любви?! – его интересовало все.

– Я из простой семьи, очень бедной. Чтобы как – то выжить и прокормить всех детей, мои родители продали меня ещё ребёнком в Храм Любви. Ваш отец тогда был главным Жрецом. Меня готовили в наложницы, но Судьба распорядилась иначе. Ваш брат, Жрец Маргу, выбирал для себя прислужницу, его выбор упал на меня.

– Нравится тебе такая роль? – поинтересовался Тимофей.

– Меня не обижают, – уклончиво ответила Софи, – но, есть одна проблема… – девушка замялась, – …прислужницам нельзя рожать детей! При этом иметь отношения с мужчинами можно.

– А ты любишь детей? – допытывался мужчина.

– Какая женщина не хочет стать матерью, кормить грудью своего ребёнка?! – удивилась Софи. – А вот Милоне, повезло ещё меньше! Сила Жрицы Любви в Целомудрии… – девушка покраснела.

– Ей это на пользу, поверь мне! – Покуба недобро усмехнулся. – Хочешь я открою тебе тайну?! – и не дождавшись ответа, продолжал, – в двадцать первом веке у тебя будет любимый муж и сын. Ты станешь уважаемым человеком – Учителем, ещё у тебя будет внучка! Правда, правда…

Софи вдруг закрыла лицо руками и горько заплакала:

– Вы…Вы смеётесь надо мной! В чём я провинилась, чем заслужила такое отношение?

Тимофей растерялся: «Не понять этих женщин! Ей комплименты делаешь, а она плачет». Он поднялся со своего ложе, обнял девушку, посадил к себе на колени и стал успокаивать. Она рыдала дальше:

– Ваша Милость! Вы не должны прикасаться ко мне, я недостойна Вас! Вы нарушаете правила…

Но мужчину было не остановить. Вожделение взяло верх. «Ах, как она хороша! Хороша своей кротостью…» Покуба сам от себя не ожидая, впился поцелуем в губы девушки:

– Глупенькая, ты самая красивая, самая хорошая, самая нежная. К чёрту все правила! Мы не будем их соблюдать! Мы их перепишем…

Через полтора месяца Софи сообщила о своей беременности…

*****

Милона сидела сложа руки на груди, как будто прикрылась от удара. Голова была опущена, по её прекрасному лицу текли слёзы:

– Ты зря по нему убиваешься, – мужской голос гремел на всю комнату, – он даже не думает о тебе! Видишь, обрюхатил прислужницу! Мало того, что обрюхатил, так еще и нарушил внутренние правила нашего Храма.

– Какие? – всхлипывая, пыталась уточнить Жрица.

– А ты не знаешь какие?! Дурочку из себя не строй! Прислужница не имеет права рожать. Для этого есть специальный отвар, который обязана выпить женщина на раннем сроке. Твой любимый Покуба, что сделал? Он запретил Софи пить отвар, прерывающий беременность! – Виллея трясло от ярости. – И что мы сейчас имеем?! Девица через два – три месяца должна родить, этот безумец пылинки сдувает с будущей мамаши, а мой брат Маргу слёг от сердечного приступа, когда узнал про эту парочку.

– Что же сейчас будет? – Милона жалобно посмотрела на мужчину.

– А будет вот что! Покуба больше не имеет права прикасаться к тайнам Ордена. Дети Маргу, слишком малы для ритуалов Посвящения. Остаюсь один Я! Я, у которого есть Знания, Опыт, Мудрость, – на этих словах, Виллей приблизился к Жрице, взял за подбородок и пристально посмотрел в её глаза, – слышишь, Мудрость! И остаёшься ты, единственная женщина, посвященная практически во все тайны Храма, – он немного успокоился. – Мы должны с тобой объединиться – моя Мудрость и твоя Сила! Я великий Главный Жрец, ты великая Жрица Любви, моя жена! Жена, которая нарожает мне много детей и Орден расцветёт по – новому.

– Но…я…я не имею право на отношения с мужчинами. У меня нет права на Материнство! – Милона пыталась протестовать, – моя сила в Целомудрии! Если я лишусь девственности, то потеряю тайную Силу и стану простой женщиной. Боги проклянут меня за ослушание!

– Глупая, я буду твоим Богом! – расхохотался Жрец, – я буду твоим Мужем и Повелителем! Я создам для Ордена Любви, новые законы! Маргу немощный и скоро умрёт. А младшего брата, я изгоню из Храма и проведу ритуал, во время которого сотру его Знания и Память. Уж поверь мне, я умею работать со Временем…

– Ваша милость, вы слишком самонадеянны! – Главная Жрица повысила голос, – Покуба сильный и могущественный Жрец, ваши чары могут не подействовать.

– Я всё продумал, отправлю его в Будущее. Он же спит и видит, вылечить девочку по имени Лиза. Вот и помогу братцу попасть в двадцать первый век! ЗАПЕЧАТАЮ его там! Он никогда не сможет вернуться обратно. Конечно, если ты опять не вмешаешься и не поможешь ему…

– А Софи…её ребёнок? Ребёнок будет являться наследником Покубы и со временем претендовать на титул Главного Жреца.

– Не будет никакого ребёнка, никакого наследника! И этот вопрос ты возьмёшь на себя.

– Каким образом?! – удивилась Милона.

– Софи тебе доверяет. Пока мой брат будет в Будущем, ты примешь у прислужницы роды и умертвишь ребёнка.

– Я не смогу этого сделать! – заплакала Жрица.

– О, наверное, ты хочешь видеть плод Любви твоей подруги и своего возлюбленного?! Чтобы этот ребёнок, с пухлыми щёчками и толстыми ножками, бегал по коридорам Храма?! Бегал, смеялся и постоянно напоминал, что тебя – Отвергли?! Отвергли такую Чистую и Целомудренную, такую красивую, ради какой – то прислужницы! – Виллей больно вцепился в плечо девушки. – Дура! Я предлагаю тебе иметь своих детей. Слышишь, своих! Чтобы наши с тобой дети бегали по Храму и их смех звучал в коридорах.

Он встал перед ней на колени и поцеловал руку:

– Я люблю тебя! Ради тебя готов предать своих братьев! Приходи сегодня ночью ко мне. Но ты должна это сделать добровольно…

Целый день Жрица была в раздумьях.

С одной стороны, она очень боялась Гнева Богов. С другой стороны, Виллей абсолютно прав, его младший брат нарушил правила и подлежит изгнанию. Старший слёг, и вот-вот испустит Дух…остаётся Софи. Как этой глупой, покорной прислужнице удалось охмурить Покубу?! Что он в ней нашёл, в этой серой мышке?!

Варианта два. Первый – Покуба становится Главным Жрецом и тогда эта невзрачная девчонка, будет его женой. Что светит Милоне при таком раскладе?! Всегда быть на вторых ролях и довольствоваться тем, что она Целомудренна, Чиста. Софи же будет наслаждаться мужем, ребёнком и наконец Властью! Бред какой…

Вариант второй – Виллей становится Главным Жрецом. И тогда она, Милона, будет наслаждаться мужем, детьми и Властью. Подумаешь, она его не любит! Любовь кроме страданий не приносит ничего хорошего. Вот любит она Покубу и что это дало?! Лишь слёзы, да разбитое сердце…

Размышления Главной Жрицы прервало появление Софи. Покачивая располневшими бёдрами, свойственными для женщин в положении, она зашла в комнату. Лицо её светилось счастьем! Так светятся лица беременных женщин. Все они ходят немного важные и многозначительно улыбаются, как будто показывая всем своим видом, что владеют тайной, неведомой другим.

– Госпожа, вы что-нибудь желаете? – прислужница склонилась в почтении.

«Ох, желаю я быть на твоем месте!» – подумала Милона, но вслух сказала:

– Как протекает твоя беременность?

– Все хорошо, Ваша Милость… – Софи стыдливо потупилась. Её живот, с недавнего времени стали замечать все.

– Ты уже выбрала себе повитуху?

– Как же смею выбирать? По законам Храма Любви я очень провинилась. Поэтому рожать ребёнка должна одна, без чьей – либо помощи…

– Хочешь, я помогу принять твои роды? – Жрица ласково улыбнулась.

Беременная женщина растерялась:

– Я…Мы…Боже, да разве можно рассчитывать на такую честь?! Мой ребёнок будет благословлён самой Любовью! О, как вы добры, Госпожа… – слёзы благодарности потекли ручьём.

В эту ночь Главная жрица лишилась девственности. Рассталась со своей Чистой Силой, рассталась со своей Целомудренностью. В эту же ночь, Жрец Виллей был на седьмом небе от счастья. А Милона?!

Милона обрела новую Силу – Сексуальную…


Глава 9.


Жрец Покуба целовал живот своей любимой.

– Ваша Милость, – смущалась Софи, – я недостойна такого отношения!

– Ах ты моя скромница! Самая нежная, счастье ты моё, жена моя! Доченька будет такая же красавица…

– С чего вы решили, мой Любимый, что родится девочка?! Быть может сын? У меня хорошая новость – Главная жрица соблаговолила быть повитухой на родах! Такая большая честь… – на этих словах, женщина ловко взбила подушку и прилегла рядом с мужем. Вот уже две недели, как они с Покубой жили в одной комнате.

– Она сама предложила?! – напрягся Жрец.

Все эти месяцы, Тимофей наслаждался отношениями с Софи. Он был влюблён…влюблён, не как в Нинку. С Нинкой присутствовало Вожделение, в Нинке жила самка. Эту самку надо было постоянно завоёвывать и удерживать около себя. От этого он становился измотанным и обесточенным, всегда на чеку. Софи же, наоборот давала ему Силу, она наполняла его тихой Нежностью! С ней рядом было тепло и спокойно. Запах её тела, запах сирени, сводил с ума. И самое главное, эту женщину хотелось защищать, заботиться о ней, сдувать с неё пылинки. Такое состояние мужчина испытывал впервые. Нинка в постели была львицей, Софи наоборот – кротка и послушна. С ней он чувствовал себя воином! Воином сильным и смелым…

Нет, Тимофей не забыл о матери, не забыл о Лизе. Душа сильно болела за них: «Как они там? Наверное, считают его без вести пропавшим». В такие минуты был соблазн поджечь пучок травы, бережно положенный Ангелом в карман его брюк. «Но с чем я вернусь, с какими новостями?!» Он прекрасно понимал, что Лизину проблему можно решить только ЗДЕСЬ, в ПРОШЛОМ! Каким образом?! Пока неизвестно, но спасала Вера – наступит момент и станет понятно, что всё, пора действовать…

Покуба старался не попадать на глаза Виллею, не вступать с ним в контакт. Он понимал, что из себя представляет братец. А вот общение с Маргу, приносило больше позитива. Всё, что Тимофей в роли сына не успел сказать своему отцу, он пытался искренне донести до Старшего Жреца:

– О, мой брат, я очень люблю вас и уважаю! Очень ценю вашу Мудрость, ваш опыт. Я благодарен Небесам за то, что мне дали такого Наставника! – речевые обороты двенадцатого века постепенно становились привычными.

Когда Главный Жрец слёг, Покуба очень сильно расстроился, он вспомнил, как хворал отец. То чувство обречённости и безысходности, когда ничем не можешь помочь любимому человеку…

Мужчина винил себя за болезнь старшего брата! Ведь он занемог после того, как узнал, что Софи беременна и будет рожать. Это нарушало все внутренние правила Храма Любви. Маргу тут же позвал прислужницу к себе на серьёзный разговор, но Тимофей сам предстал перед старшим братом:

– Да, это я запретил Софи пить отвар, прерывающий беременность! Она будет рожать…

– Но это противоречит законам нашего Ордена! – пытался возразить Главный Жрец.

– Грош цена этим законам! Я думаю, что их пора переписать. Где это видано, чтоб рождение новой Души являлось преступлением?! Во время появления Дитя на Свет – Небеса ликуют! – возмутился будущий отец.

– Эти законы были созданы нашим прапрадедом и действуют уже много веков…

– Это моя женщина! Я буду её защищать и ни одна Сила не сможет мне помешать в этом! – Покуба был непреклонен.

– Брат мой, останови свой Гнев! Никогда Гнев советчиком не был, – пытался вразумить Маргу. – Ты понимаешь на что идёшь? Придётся отлучать тебя от Жречества. Ребёнок Жреца генетически обладает всеми тайнами Ордена. Для ребёнка прислужницы это недопустимо…

После этого разговора, Тимофей ещё больше стал беречь Софи, не отпускал её ни шаг. Когда у прислужницы было четыре месяца беременности и плод начал шевелиться, он во всеуслышанье объявил Софи своей женой. С того дня, Главный жрец не поднимался с постели. С каждым днём ему становилось всё хуже и хуже…

Покуба вернулся к разговору:

– Милона сама предложила участвовать в процессе родов?

– О, да!

«Так, значит они что – то задумали!» Они – это Виллей и Нинка. Тимофей догадывался, что меж ними близкие, интимные отношения. Время наступило! Надо начинать действовать, но как?! Два дня ушло на раздумье. Ничего не шло на ум, как только рассказать Жрице правду…всю правду. Что он из Будущего, что там в Будущем – они муж и жена, и их дочь Лиза нуждается в помощи…

*****

– Милона, могу я поговорить с тобой?! – Покуба бесцеремонно ворвался в её комнату.

Девушка от неожиданности уронила гребень, которым расчёсывала свои густые, длинные волосы. Она готовилась ко сну.

– Уже поздно! Нельзя ли перенести разговор на завтра?! – Жрица боялась, что Виллей позовёт её к себе, а она не готова.

– Нельзя! – Покуба нагло уселся на топчан, расположенный рядом с постелью Милоны. – Беседа будет долгой и очень серьёзной! Поэтому советую отослать записку моему брату, что этой ночью свидание не состоится. Можете сослаться на головную боль… – он зло усмехнулся.

– Вы всё знаете… – женщина покраснела и опустила глаза.

– Знаю, знаю! Собственно, я от тебя другого поведения и не ожидал! Ты всегда была такой… – мужчина замялся, – …такой легкодоступной! – Тимофей грубил, грубил открыто и ненавидел себя за это. Но это вам не двадцать первый век! Жизнь в Храме многому научила его. Хочешь выжить в варварском двенадцатом – кусайся, нападай, не давай себя в обиду! Не себя, не свою любимую и хрупкую женщину…

Милона встала, расправила спину и величественно произнесла:

– Ваша Милость, я не принимаю оскорблений, Вы несправедливы ко мне! Я…я Вас люблю… – вдруг выпалила она и заплакала.

Но Тимофей держался, как стойкий оловянный солдатик:

– Ты мне тут театр не устраивай! Я уже один раз поверил в твою Любовь, а ты к Вене сбежала. Так что зря не трать свой артистический талант, побереги для Виллея. Вы с ним с двенадцатого века, оказывается шуры – муры крутите! – от прежнего тихони, зубрилы и следа не осталось. На Милону смотрел злой, обиженный мужик.

– Будьте добры объяснить, Ваша Милость, какой Веня, какой театр?! – вытирая слёзы, прошептала Жрица.

– Буду, буду… и добрый…и объясню всё! Ты сядь и слушай, не перебивай! – Тимофей начал свой рассказ. Начал с институтских времен, закончил встречей с Бомжом и подвалом.

– Так значит мы с Вами в Будущем – муж и жена?! И у нас есть дочь… – Милона слушала, раскрыв рот. – А Софи – моя свекровь?! И наша дочь больна…

– Да, всё верно, – Тимофей кивнул головой, – именно из-за болезни дочери – я ЗДЕСЬ! И ты должна помочь мне! Колдун чётко указал, что причина заболевания Лизы находится в Прошлом. Мы должны её найти! Как ты поняла, я не Жрец, магических способностей не имею, вся надежда на тебя. Можешь просмотреть события, которые привели к травме головы Лизы?

– Главный Жрец Маргу многому меня научил, но по законам Храма Любви не рекомендуется заглядывать в своё Будущее. Можно навлечь Гнев Богов… – Милона выглядела испуганной и растерянной.

– Плевал я на твоих Богов! Нинка, ты слышишь?! Твоя дочь может совсем ослепнуть, болезнь прогрессирует…

– Я понимаю вашу боль, Жрец Покуба! И ради любви к Вам, любви безответной и бескорыстной, постараюсь помочь. Дайте мне время… – Милона указала рукой на дверь. – Я устала, оставьте меня одну!

Через два дня Главная Жрица пригласила Покубу и Софи в центральный зал для ритуалов. В эту ночь, Жрец Виллей практиковал путешествие в Астрале, поэтому помешать не мог.

В центре зала стоял стол, отделанный слоновой костью. «Где – то я такой видел!» – пытался вспомнит Тимофей. – «Ах, да! У Вениамина Валентиновича в комнате». На столе лежал большой стеклянный шар. Справа от шара стояла чаша с какой-то жидкостью, слева – зажжённые восковые свечи. Вокруг стола был начертан круг белым мелом.

Милона жестом пригласила перейти черту круга, подойти поближе к столу и расположить руки над шаром. Тимофей и Софи послушно всё сделали. Жрица тем временем склонилась над чашей с жидкостью и начала что – то шептать. Это было похоже на заклинание, которое она повторяла снова и снова. Тембр её голоса то набирал силу, то понижал своё звучание. В конце концов перешёл в протяжный вой, вой раненной волчицы…

У Тимофея по всему телу побежали мурашки. Он посмотрел на Софи, она была очень бледная, гляди того упадёт.

– Что с тобой, Сонечка? – Покуба убрал руки с шара и бросился к беременной женщине.

Нинка прекратила свои завывания и с завистью посмотрела на них: «Обо мне бы так заботились! Остаётся надеяться, что в двадцать первом веке в Любви мне повезёт больше». Но, вслух произнесла:

– Могу дать стул.

– Ваша Милость, я буду Вам очень благодарна! – обрадовалась Софи.

Наконец все заняли свои места. Беременная прислужница, сидя на стуле жалась к Тимофею. Он как верный пёс стоял рядом, мужчину потряхивало на нервах. Главная Жрица завыла опять, а жидкость в чаше начала дымить…


Глава 10.


В этот момент стеклянный шар загудел и начал медленное движение по часовой стрелке. Внутри шара появилось изображение. Пот ручьём потёк по спине Тимофея: «Скажи мужикам из института физики, что такое возможно, подняли бы на смех!» Шар под руками продолжал двигаться… быстрее, быстрее. Он набирал обороты, и вдруг послышался звук мужского голоса.

– Это голос Виллея! – вскрикнула Софи.

– А ну, тихо! – цыкнула Нинка. – Вы можете нарушить Временные решётки! Смотрите и запоминайте, как только жидкость в чаше испарится, картинка пропадёт.

– Роды! Я вижу роды… – все трое прилипли к изображению в стеклянном шаре, как к экрану телевизора. Только фильм был чёрно – белый, документальный.

Вот Жрец Виллей угощает Покубу вином, тот выпивает и засыпает крепким сном. Во сне мужчину отправляют в Будущее, и он зачинается у своих родителей. В это время начинаются роды у Софи. Милона принимает ребёнка – красивая и здоровая девочка. Пока роженица отдыхает, Жрица крадёт ребёнка и приносит его Виллею. Над новорождённой проводится ритуал, во время которого Жрец блокирует девочке мозг и стирает все генетические знания, переданные по наследству от отца. Стирается полностью родовая память. Ребёнка возвращают матери, та не замечает подвоха.

Девочка растёт, припадки с младенчества, пена изо рта…к трём годам полная потеря зрения…смерть в четыре года. И так, каждую последующую жизнь! И так, в каждом воплощении! Картинка в шаре сменилась, весь Храм в трауре – умер старший брат Маргу, все в печали. Софи с больным ребёнком изгоняют из Храма. Наступает полная власть Виллея – он Главный Жрец, Хранитель Знаний. Рядом на троне сидит Милона, его жена, она бездетная. Боги наказали Жрицу за потерю Целомудренности.

На этой картинке, из рук Главной Жрицы дымящаяся чаша упала и раскололась на две части. С каменного пола поднимался пар. Стеклянный шар тут же остановился, изображение пропало.

– Я…я не могла больше её удерживать…горячо, очень горячо! – виноватым голосом произнесла Милона и показала свои обожжённые руки.

Все трое молчали. Первой затараторила Софи:

– Не хочу…не хочу, чтобы пострадала моя дочь! Любимый, давай сбежим отсюда, сбежим куда глаза глядят… – она вцепилась в руку мужа.

Жрец молчал, он думал, но в голову ничего разумного не шло.

– Утро вечера мудренее, давайте всё обсудим завтра… – произнёс он как – то неуверенно.

На следующий день Покуба встретился с Милоной. Присел рядом, накрыл её ладони своими, в этот раз мужчина был настроен более миролюбиво:

– Я искренне благодарен тебе! Ты прости меня за грубость, правда прости! – на этих словах, он смущённо поцеловал девушку в щёку. – Теперь я понял почему ты к нему ушла – Вениамин Валентинович обманул…

– В чём же был его обман? – наивно спросила Жрица.

Тимофей вздрогнул. Сколько лет он знал Нинку, но для него так и осталось загадкой: как в одном теле могут ужиться развратная самка и детская наивность?!

– Колдун в двадцать первом веке рассказал, что Жрец Покуба совратил целомудренную Милону, сбил её с пути истинного. Жрица родила от него дочь и вместе с дочерью родилось Проклятие, девочка оказалась нежизнеспособной. И это было наказание Богов за то, что Жрица потеряла свою Чистоту и разрешила мужчине прикоснуться к ней.

– Неужели Нина поверила ему? – удивилась Милона, она нервно теребила скатерть руками. Разговор происходил в обеденном зале, вся еда на столе стояла нетронутой.

– Да, поверила! Мало того, Вениамин пообещал полное выздоровление Лизы только при одном условии – моя жена уходит к нему добровольно. И вот, она ушла! А я ЗДЕСЬ, – голос мужчины сник, – и мне нужна твоя помощь! – на этих словах, он начал мерить комнату шагами.

– Я слушаю Вас, Ваша Милость…

– Нинка, да перестань ты называть меня «Ваша Милость»! – Тимофей явно нервничал. – Мы должны переделать Будущее! Переделать так, чтобы Лиза выздоровела. И ещё, – мужчина замялся, – я хочу вернуться в двадцать первый век с Софи…

– Это невозможно! – Жрица резко встала с кресла. Рукавом своего красивого платья, она задела тарелку с супом, содержимое пролилось на пол. – Софи – Ваша мать! И пока Зоя Фёдоровна жива, Софи не может появиться в Будущем…

– Ты ревнуешь меня…скажи, ревнуешь?! – в глазах Тимофея пробежал злой чёртик, – но ведь в двадцать первом веке, мы – муж и жена. И там я буду любить тебя, любить сильно…

Звук колокольчика заглушил речь мужчины, Милона вызвала прислужницу убрать еду с пола.

– Жрец Покуба, Вы предлагаете мне нарушить Временные решётки! Если Софи попадёт в Будущее, ваша мать погибнет. А что будет с Лизой, вы подумали?! ЗДЕСЬ, в двенадцатом веке, она ещё не родилась, Софи носит её под грудью. Вы понимаете, что нарушится Ход Времени?! – не стесняясь подоспевшей на помощь девушки, тоном учительницы младших классов, продолжила Жрица.

– Так что же делать? – Тимофей сник.

– Я не спала эту ночь, искала решение! Сядьте и выслушайте…

Мужчина послушно сел в кресло, а Милона устроилась около его ног и положила свою голову ему на колени:

– Ваш брат Маргу нашёл меня годовалым ребёнком на ступеньках Храма и приютил. Вы все Трое для меня – Семья! Я очень благодарна братьям за то, что вырастили меня и дали крышу над головой. Но одного из Троих, маленькая девочка выделяла всегда – это Вы! – Жрица взяла ладонь Тимофея в свою руку и стала гладить себе лицо, оно горело. – Я подрастала и мечтала, что стану Вашей женой, мы будем любить друг друга и у нас родится много детей. Одинокая девочка – подкидыш жила этой сказкой и верила в неё. Да, Вы тепло и ласково относились ко мне! Но, к сожалению, как к сестре или дочери, не больше того. О, если б Вы знали, сколько слёз впитала моя подушка, когда новость о беременности Софи облетела весь Храм! Что ж, получается жизнь распорядилась иначе, когда искренне любят, то не ревнуют. И ещё, впереди хорошая перспектива, – она грустно улыбнулась, – всего через девять веков МЫ БУДЕМ ВМЕСТЕ! Так вот, у меня есть план…

*****

Софи с мужем должны бежать. Милона обещала произвести ритуал и запечатать семью в Пространстве, спрятать ото всех. Сама она останется в Храме, станет женой Виллея. В Будущее будет периодически заглядывать, проверять как там дела и сообщать Тимофею. Как только появится информация об уходе из жизни Зои Фёдоровны, Покуба с Софи могут вернуться в двадцать первый век, к Лизе.

– А наша с Софи дочь?!

– Девочку я заберу к себе и буду любить, любить как родную! Своих же детей у меня не будет… – Милона погрустнела. – Не переживайте, я буду для Лорен хорошей матерью. Передам ей искусство Жрицы и раскрою все Тайны Ордена.

– Почему Лорен? – удивился Покуба.

– Вашу дочь будут звать Лорен! – твёрдо ответила женщина.

– А как же они там без меня…в Будущем…мама…Лиза?

– Ваша Милость выбрала такой путь. Есть другой вариант – Вы возвращаетесь один! Вашу жену и ребёнка, я беру под покровительство. Устрою Софи с дочкой в другом городе. Буду проведывать и привозить золото, они не будут нуждаться ни в чём…

– Нет! – Тимофей, аж взвизгнул, – я вернусь только с Софи! Не оставлю её одну…

Не обращая внимания на истеричный вопль мужчины, Милона налила себе чашку чая, сделала глоток и продолжила:

– Это не всё! У меня есть одно желание, которое Вам придётся выполнить…

– Слушаю… – недовольно буркнул Тимофей.

– Вы должны подарить мне ночь…всего одну ночь. За годы Любви я имею на это право! Да и расстаёмся мы на девять веков…

– Как…как я изменю Софи, предам это невинное, чистейшее создание?! – мужчина, красный от гнева, выхватил из рук Жрицы чашку с чаем и швырнул в стену. – По себе судишь, – он схватил Милону за плечи, развернул к себе и глядя в глаза ядовито прошипел, – не бывать этому!

– Вы дарите мне ночь, ВЗАМЕН я помогаю Вашей семье! – ничуть не смущаясь мужского гнева, хладнокровно парировала Милона. – И это моё УСЛОВИЕ! – на этих словах, женщина жестом попросила Покубу покинуть обеденный зал.

Тимофей пришёл за полночь.

Жрица ждала его. Она лежала обнажённая и свет луны мягко окутывал её прекрасные и точёные формы. Густые и шелковистые волосы, своей длиной кокетливо прикрывали молодую и упругую грудь. Жрец брезгливо отвернулся и быстро разделся. Он чувствовал себя очень неловко: «О, Боже,как стыдно перед Софи! Быстрее бы всё закончилось…»

– Я отпущу тебя на рассвете! – словно прочитав его мысли, прошептала Милона и жадно прильнула к волосатой мужской груди. Покуба лежал бревном, в позе «морской звезды», раскинув руки в стороны. Всем своим видом показывая, что его Душа не собирается принимать участие в этой грязной игре. А тело…тело, пожалуйста, берите!

И Жрица брала! Извивалась, наслаждалась, вдыхала запах пота и секса, и опять брала. Большего унижения в своей жизни она не испытывала! Унижения от холодности горячо любимого мужчины…

Под утро, когда в окна забрезжил рассвет, женщина произнесла:

– Я сообщу когда к побегу всё будет готово. Благодарю, можете покинуть мою комнату…

Босая и растрёпанная, Милона спустилась по лестнице и наощупь, без свечи пробралась к Алтарю Любви. Сколько времени, без слов, без слёз, обняв Алтарь руками, просидела на холодном полу, она не помнила.

Кто – то осторожно взял её за плечи, женщина подняла голову, перед ней стоял Виллей. Он всё понял…

– Почему, почему любить так больно?! – прошептала девушка. – Зачем Боги придумали это Чувство, за что они так наказали людей?! – она уткнулась головой в мягкий живот Жреца и горько – горько, словно маленький ребёнок заплакала.

– Я буду любить тебя – Вечно! – мужчина бережно, как фарфоровую куколку, взял страдалицу на руки и понёс в свою комнату. – Я буду ценить тебя и беречь! – приговаривал он, жадно осушая женские слёзы, своими горячими поцелуями. – Забудь его, он не стоит тебя…

Милона не сопротивлялась. В ласковых руках Виллея, она отдыхала от жестокости и несправедливости этого мира.

– Я буду – Любить тебяВНЕ ВРЕМЕНИ, ты только Верь мне! – его трясло от Вожделения.

И она – Верила!

В тот день Жрица дала себе клятву, что в двадцать первом веке, в роли жены Покубы, она отомстит, она сделает ему также больно! Она будет отдаваться каждому мужчине, который возжелает её! Отдаваться холодно и цинично…

*****

Через неделю умер Маргу.

Весь Храм погрузился в траур, все члены Ордена переоделись в чёрные одежды. Виллей и Покуба спорили каким образом хоронить старшего брата. Виллей настаивал на кремации – придать тело огню. Так было заведено предками, так было прописано в Уставе Храма. Младший брат настаивал на погребении тела в земле.

– Покуба, ты всегда был выскочкой, твои идеи абсурдны! Ты хочешь нарушить законы Предков… – горячился Виллей.

Пока братья были заняты спором, Главная Жрица позвала к себе Софи:

– В день похорон ты покинешь стены Храма Любви, – безразличным тоном начала разговор Милона, – с заднего входа тебя будет ждать повозка. Возничий немой, адрес он выучил наизусть.

– Я…я не хочу уезжать одна! – прислужница побледнела.

– Твой муж присоединится к тебе через несколько дней, – сухо продолжала Жрица, как – будто не замечая волнения беременной женщины. – Этих золотых монет на первое время вам хватит, – она протянула красивый бархатный мешочек фиолетового цвета. На его лицевой части, золотом была вышита змея. Мешочек был тяжёлый.

– Ваша милость, – Софи бросилась на колени перед Главной Жрицей, – не оставляйте меня одну! – слёзы градом полились на подол платья Милоны.

– Софи, возьми себя в руки, это вынужденная мера! Ты должна уехать первая. В день похорон Виллей не заметит твоего исчезновения. Сейчас надо думать о ребёнке и его спасении, а не о своём любимом…

– Но, я…я умру без Покубы! – рыдала и дальше Софи, целуя башмачки своей покровительницы.

Милона брезгливо подняла прислужницу с пола, взяла за подбородок и пристально посмотрела ей в глаза:

– Я не знаю, за что Боги так любят тебя! Почему Жрец Покуба дорожит тобой и боится потерять?! Быть может, со временем мне удастся приподнять завесу этой тайны. Но сейчас скажу только одно – береги Его, слышишь, береги! – в глазах женщины на мгновение появились слёзы, но она быстро взяла себя в руки, – всё, иди собирай свои вещи!

Беременная прислужница исчезла из Храма Любви в день похорон Главного Жреца. Возница привёз её в небольшой домик, состоящий всего из трёх комнат. Вокруг жилища был разбит красивый сад. Сам дом располагался в живописном месте, на берегу реки, рядом с берёзовой рощей. Через несколько дней Покуба присоединился к своей любимой.

Главная Жрица провела ритуал и запечатала информацию о местонахождении семьи во Временных решётках. Её муж догадывался, что исчезновение брата и его жены, дело рук красавицы Милоны, но Виллей не задавал никаких вопросов. Цель достигнута! Он на троне и любимая женщина рядом…


Глава 11.


Прошло десять лет.

Главная Жрица Храма Любви поставила чашу с дымящейся жидкостью на стол. Стеклянный шар остановился, изображение в нём пропало. Милона откинулась на спинку кресла, она очень устала. Сеанс с двадцать первым веком всегда забирал много сил, голова гудела как пчелиный рой. «Подумаюобо всём завтра», – решила она и хлопнула три раза в ладоши, появилась прислужница.

– Принеси мне отвар мяты и приготовь постель!

Девушка поспешно удалилась исполнять приказание.

Ночью Милоне опять снился Покуба. Вот он деревянным гребнем расчёсывает её волосы и ласково улыбается, в комнату заходит беременная Софи, молча берёт за руку и они уходят. От слезы, покатившейся по лицу, женщина проснулась.

Она уважаемый человек. Она жена Главного Жреца, её любят и боятся. Муж боготворил её все десять лет, поклонялся и называл Богиней. Богиней Любви! Была ли она счастлива?! Наверное, да! Многие женщины мечтают иметь такого супруга – внимательного, заботливого, исполняющего любое желание. Виллей носил Милону на руках, сдувал с неё пылинки.

А вчера его схоронили, он погиб в Астральном бою. Жрица неоднократно предостерегала мужа – не работать с двадцать первым веком, это очень опасно, слишком большие энергетические затраты! Но Виллей захотел узнать, как поживает его младший брат. Жрец уже нашёл Покубу, в Будущем его звали смешным именем Тимофей. Услышал его голос, осталось только визуализировать. Как вдруг, вмешался Ангел и между ними завязался бой. Ангел в роли Бомжа, своими большими и белыми крыльями закрыл Тимофея. Ангел выиграл, а Виллея не стало.

И теперь, Главная Жрица осталась одна…

А сегодня стеклянный шар показал, что в двадцать первом веке от сердечного приступа умерла Зоя Фёдоровна. Значит, Покуба и его любимая Софи могут вернуться домой к Лизе. И она, Милона, в этой жизни НИКОГДА больше не увидит его!

Как жмёт сердце! Больно, очень больно…

За эти десять лет она встречалась с Покубой два раза, встречалась тайно от мужа. Первая встреча состоялась, когда у семейной пары родилась дочь.

Лорен было два месяца и Милона решила навестить её счастливых родителей. В тот приезд, она произвела Ритуал Посвящения ребёнка в ЛЮБОВЬ и нареклась её второй матерью.

Лицо Софи светилось от материнского счастья, когда она передала драгоценный кулёк в руки Милоны. Покуба нежно обнимал свою жену. Тогда Жрица усилием воли сдержала слёзы. ГОРДЫЕ СЛЁЗЫ ОТВЕРГНУТОЙ ЖЕНЩИНЫ! С того дня, она запретила себе плакать совсем! С того дня, она запретила себе чувствовать! И постояльцы Храма Любви, за глаза стали называть её – Железная Жрица…

Следующий приезд Милоны был приурочен к семи годам Лорен. Этот возраст считался очень важным. Душа ребёнка отрывается от воспоминаний Прошлых Жизней и переходит Осознаванием полностью в сегодняшнюю, реальную.

Лорен в лёгком платьице выбежала на крыльцо дома встречать дорогую гостью. Когда женщина вышла из повозки, девочка в буквальном смысле повисла у неё на шее и начала целовать:

– О, Ваша Милость, мы так ждали Вас! А что Вы мне привезли? Наверное куклу… мама испекла вкусный пирог с ягодами! – щебетала девчушечка.

– Дочь моя, это Великая Жрица Любви! – одёрнул девочку отец. – Не каждый имеет право прикоснуться к ней, будь сдержаннее!

– Папочка, но она такая красивая и грациозная! Так хочется потрогать её платье, погладить волосы… – с детской непосредственностью спорила Лорен.

Милона вручила ребёнку куклу, приготовленную ко Дню Рождения и подняла глаза на Покубу. Перед ней стоял красивый, статный тридцатитрёхлетний мужчина. Белый балахон, расшитый золотыми иероглифами, не мог скрыть его возмужавшего тела. Жрица хотела этой встречи и очень боялась…

Все эти годы внутри неё бушевала страсть и бурлили чувства. И чем сильнее бушевала страсть, тем прямее была спина, тем жёстче звучал её голос. Чем сильнее внутри горел огонь любви к Покубе, тщательно скрываемый от самой себя, тем яростнее ночами она отдавалась мужу. Каждый изгиб обнажённого, точёного и нерожавшего тела, пел и ликовал. В постели с Виллеем, она танцевала ОДУ СМЕРТИ СВОЕЙ ЛЮБВИ… БЕЗОТВЕТНОЙ ЛЮБВИ! Главный Жрец наслаждался женой и думал, что все ночные ласки принадлежат и посвящаются исключительно ему. О, как он ошибался!

Мысли прервал голос Софи:

– Ваша Милость, пройдите в дом, вам надо отдохнуть с дороги!

«Мышка…серая мышка…какой была, такой осталась». Милона холодно оглядела соперницу и величественно ступила на порог. Софи суетилась, накрывала на стол, а Покуба смотрел на неё с такой Любовью…

На радость Главной Жрицы, в этот раз сердце на части не рвало: «Сработала, я сработала…у меня получилось…получилось забить чувства гвоздями!» Но оказалось, что гвоздь зашёл не полностью, шляпка осталась на поверхности, и любимый решил наступить на эту шляпку своим сапогом. Решил добить её.

– Милона, у нас большая радость – моя жена беременна! Мы ждём второго ребёнка…

Послышался звон посуды – чайная чашка из рук Жрицы, упала на пол.

– Госпожа, Вы не поранились?! – Софи бросилась убирать осколки.

– Я сам уберу, – муж опередил жену, – тебе нельзя наклоняться!

На шум прибежала Лорен, не обращая внимания на взрослых, быстро взобралась на колени к гостье и стала шептать ей на ухо:

– У меня будет братик…маленький, маленький…мама разрешит брать его на ручки и укладывать спать! А ещё я сочинила для него колыбельную песенку, хотите спою?

«Милое, милое дитя, как же своим наивным лепетом, ты разбередила мнерану!Я никогда не буду матерью, никогда не спою своему сыну или дочкеколыбельную. То гнев Богов за ослушание…» – на этих мыслях женщина вышла в сад, сославшись на головную боль с дороги. Там она присела на скамейку, её трясло от гнева: «Не будет у тебя Лорен братика. Не будет у этой серой мыши сына…Никогда! Это выше моих сил!»

Покуба присел рядом, он принёс свежий чай.

– Милона расскажи, как дела в Храме, как мой брат Вилей?

– Всё хорошо! Главный Жрец в полной уверенности, что ты в двадцать первом веке, а твоя жена сбежала из Храма, чтобы родить ребёнка в безопасности.

– Он ищет Лорен?! – лицо мужчины стало потным от напряжения.

– Его не покидает эта мысль, – уклончиво ответила Милона. – Но не переживай, твоя семья укрыта плотной защитой. Мой муж на самом деле не такой уж и плохой, он молодец! Знал бы ты, как много он помогает людям! Людям, которые достучались через века с просьбой о помощи. Ритуалы мы проводим вместе…

– А как дети Маргу, подрастают?

– Да, мальчикам от десяти до тринадцати лет. Их также Трое, как и Вас когда – то и они погодки. В день Весеннего Равноденствия, Виллей принял решение провести ритуал Посвящения в Жрецы для двоих старших братьев. Они прилежно учатся, слушаются и уважают своего дядю.

– Нинка, ты счастлива с ним? – как – то нервно вырвалось у Тимофея. Он покосился на чашку чая, Жрица не притронулась к нему.

– Я любима! Мой супруг очень заботливый…– холодно ответила Милона, разглаживая складки своего дорожного платья. – Меня берегут и защищают, а это самое главное для женщины.

– А Лиза, мама?

– Я периодически просматриваю их через стеклянный шар. Лиза абсолютно здорова – гематома в голове рассосалась, но у неё портится характер. Зоя Фёдоровна с ней мучается и не справляется, возраст и больное сердце. Твоя мать плачет ночами и ждёт тебя обратно. Нет такого желания?!

– Я не оставлю жену! – Тимофей пощупал в кармане нательных брюк пучок травы, он всегда носил его с собой. – Ты знаешь, мне очень стыдно перед матерью, но я не вернусь без Софи. Тем более она беременна вторым…

Милона резко перебила Тимофея:

– Вот об этом я и хотела поговорить! Если хочешь вернуться в двадцать первый век, ты не сможешь забрать с собой детей…

– Почему?! – Покуба встал со скамьи и начал обрывать куст с красивыми жёлтыми розами. Софи очень любила цветы. И они с Лорен, два года назад, ко дню рождения мамы и жены, посадили несколько кустов. Но погода в тот год была сухая, без дождей и почти все кусты погибли, выжил лишь один.

– Место Лорен – занимает Лиза. А для твоего нерождённого сына, в Будущем ещё не освободилось место в Роду.

– Что значит нет места в Роду?! – из пальца мужчины текла кровь, он укололся шипами роз.

Как будто не слыша вопроса, Жрица продолжала:

– Место в Роду появится после смерти Зои Фёдоровны, – Милона протянула Покубе свой носовой платок. – Так что, если хочешь взять с собой Софи, это будет возможно только после ухода из жизни твоей матери. И только там, в Будущем, твоя жена сможет забеременеть вторым ребёнком. Вы, кстати готовы оставить Лорен здесь, в двенадцатом веке?

– Это правда необходимо?! – вопросом на вопрос, ответил Жрец.

Милона встала, у неё жутко болела голова. Надо пройтись. Женщина направилась вглубь сада, там виднелась беседка, увитая лозой винограда. Тимофей шагал рядом. В руках он нёс букет роз, но так и не предложил ни одного цветочка.

– У Лизы и Лорен одна Душа. Душа не может существовать в двух телах одновременно…

– А близняшки?! – упрямство Покубы начинало раздражать.

– Они не близняшки! Близнецов рожает одна мать. И если память не покинула тебя, ты должен помнить, что в Будущем Лизу родила я! – Милона говорила очень жёстко. – Если вы заберёте с собой Лорен, одна из девочек погибнет. Тоже самое будет и с сыном…

Покуба тогда не услышал её. Как всегда, он хотел жить только по своим правилам. Как всегда, он был настырен и амбициозен. Жрице ничего не оставалось, как по возвращении в Храм провести ритуал. Стеклянный шар показал, что Софи скинула ребёнка. Было ли ей жалко Софи и нерождённого ребёнка?! Наверное нет…она же не знала, что такое материнство, но очень хорошо знала законы Временных решёток. «Так что всё во Благо!»

И вот теперь, эту семью необходимо распечатать во Времени, распечатать в Пространстве. Теперь необходимо НАВСЕГДА проститься с любимым! Нет, не навсегда, в двадцать первом веке они встретятся. Она будет красавицей Нинкой и никому, слышите, НИКОМУ НЕ ОТДАСТ СВОЕГО МУЖЧИНУ! Чтобы ей не стоило, она будет его женой, отвоюет у всех и если понадобится, то выгрызет зубами! Просто надо подождать…подождать всего – то девять веков. Ведь её Любовь настоящая, живая, её ЛЮБОВЬ ВНЕ ВРЕМЕНИ…

*****

Повозка подъехала к крыльцу, в этот раз Жрицу никто не встречал. Она дёрнула дверную ручку, открыто. Пронеслись мысли: «Неужели Тимофей всё– таки сбежал…сбежал вместе со всей семьёй в Будущее?!»

И тут Милона услышала всхлипывания, они доносились из самой дальней комнаты. Плакала Софи, она сидела у постели больного Покубы:

– Ваша Милость, Вас послали Боги! – женщина вскочила, уступая место гостье. – Муж…мой муж…он лежит уже два дня… два дня без сознания, бредит! – зарыдала она в голос.

– Где Лорен?! – Главная Жрица не церемонилась. – И почему мне не сообщили?! – желание придушить эту глупую курицу, пробежало бегущей строкой по лбу.

Софи покраснела, по всей видимости догадавшись о намерении:

– Лорен ушла к местной знахарке за советом…

«Ребёнок умнее матери!» – мелькнуло в голове Жрицы. Она подошла к Софи, грубо взяла её за плечи и начала трясти, чтобы привести в чувство:

– Успокойся, возьми себя в руки! Просто наступил момент возврата в Будущее. Покуба в таком же состоянии десять лет назад появился ЗДЕСЬ, вспомни!


Конец ознакомительного фрагмента.
Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/elya-bezumova/lubov-vne-vremeni/) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
Read completely